Категории
 
архив
 
487 < 488 > 489



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

«Садочок» вишневый многострадальный по-луначарски

/СЕРГЕЙ ПАЛЬЧИКОВСКИЙ/

[1K] Звездопад :: «Садочок» вишневый многострадальный  по-луначарскиСпектакль «Вишневый сад» на сцене Севастопольского академического русского драматического театра им. А. Луначарского имеет свою — достаточно любопытную — историю. Когда-то давным-давно чеховский «Сад» пытался взрастить на сцене Луначарского памятный многим крымским театралам режиссер Роман Мархолиа. Почему-то не взрастил. А вот не очень давно «Вишневый сад» ставил-ставил и поставил приглашенный режиссер А. Демидов.

Чехов с матерком

Рассказывают, его постановка по жанру напоминала спектакль-романс. Все герои пели, пели много, причем романсы были довольно-таки «жестокие». И все равно Демидова не поняли. То ли романсы не запали в душу, то ли что-то другое не понравилось. Но художественный руководитель театра Владимир Магар тет-а-тет сделал режиссеру целый ряд замечаний. Имеет право — на то он и художественный руководитель. Однако режиссер к этим замечаниям прислушаться не пожелал. А тут еще подоспело письмецо от разгневанных господ актеров, которые наотрез отказались работать с Демидовым: дескать, ведет он себя нехорошо, груб в общении и даже ненормативную лексику обильно употребляет.
В общем, спектакль закрыли. Демидов растворился в тумане, отошли в тот туман и чеховские вишни, и романсы «жестокие» и не очень.

Поручаем вам, Тарасик…

Но поскольку спектакль делался в рамках региональной программы развития русского языка и русской культуры в Севастополе, подвести эту самую программу было никак нельзя. Поэтому «Вишневый сад» луначарцев, образно говоря, вначале зарубили, а потом решили посадить заново.
Вы думаете, за дело, засучив рукава, взялся многоопытный художественный руководитель Владимир Магар? Это было бы вполне понятно и, уверен, стало бы событием — достаточно вспомнить, какой резонанс вызвал в свое время спектакль «Репетиция «Дяди Вани» в провинциальном театре», поставленный Владимиром Владимировичем на севастопольской сцене. Там было все — и неожиданное режиссерское прочтение, и убедительные актерские работы, и смелое соединение мотивов чеховской пьесы с жизнью заштатного театрика.
Но нет, на сей раз решили поступить по-другому. «Подарили» постановку молодому режиссеру, оказавшемуся в это время в стане луначарцев. Фамилия его из пяти букв, первая «М», последняя «Р», но не Магар, далеко не Магар, — Мазур. Почувствуйте разницу. Ничего не буду говорить об этом юном театральном деятеле, об этом юноше, заброшенном в Севастополь откуда-то из «степей Украины», хотя по случаю послушал его интервью в программе «Званый гость» севастопольского ТВ. Честно говоря, есть что сказать, но воздержусь. Если коротко — внешне а-ля модный московский режиссер Кирилл Серебреников (бритый, серьга в ухе). Биография — позавидовали бы Максим Горький и Василий Шукшин. Сменил немало профессий, неожиданно полюбил театр во время обучения в вечерней школе и пришел неисповедимыми путями в стан луначарцев вместе со своей супругой — ассистентом режиссера, хотя, по словам самого Тараса Мазура, она специалист по массовым праздникам и в этом плане, быть может, себя еще покажет.
По первому впечатлению постановщик севастопольского «Вишневого сада» вполне обычный представитель племени современных театральных режиссеров (или считающих себя таковыми), который может поставить что угодно, где угодно и как угодно, причем сам материал не имеет значения — хоть Гоголь с Чеховым, хоть Ионеско с Чапеком, но лучше все же Маркес Габриэль Гарсиа, «Сто лет одиночества» — ни больше ни меньше. На каком языке такие режиссеры разговаривают с актерами, какую боль, какой нерв вкладывают в свои спектакли, одному Богу известно или самим актерам, но они вряд ли об этом расскажут.
Впрочем, совершенно необязательно было слушать, что и как говорил на ТВ этот человек. Вполне достаточно посмотреть его спектакль.
Спектакль получился ни о чем, каким-то необязательным, второстепенным. Можно было поставить, а можно было и не ставить. С претензией, конечно, но больше с ощущением пустоты, причем не звенящей, а достаточно тягомотной и даже удручающей.
В отличие от варианта А. Демидова (а очевидцы рассказывают, что Т. Мазур поставил совершенно другой спектакль), в этом «Вишневом саде» не поют, вернее, поют мало, а порой так хочется, чтобы запели, вдруг что-то и проклюнулось бы. Но не поет Алла Салиева, хотя может, не поет даже Николай Филиппов, который всегда поет, причем хорошо, и, кажется, сам актер удивляется, почему он в этом спектакле не демонстрирует свой приятный вокал, а играет какого-то купца Симеонова-Пищика. Играет несколько тоскливо, не до конца понимая, зачем этот его Пищик спектаклю нужен (впрочем, режиссер, кажется, это тоже не осознает до конца).

Угадайте, кто кого играет

Странно распределение ролей. Сразу скажу, не видел в роли Раневской Юлию Нестранскую, играла Любовь Андреевну Алла Салиева, причем играла так, что главная героиня в спектакле вроде бы и есть, а вроде бы и погулять вышла. Конечно, у Салиевой есть целый ряд определенных достоинств: она исполнительна, работоспособна и, как уже говорилось выше, хорошо поет. В молодые годы вполне могла играть в «Вишневом саде», например, Варю, но Раневскую… Сыграть взбалмошную, страдающую кокетку и транжиру, бегущую по волнам жизни и пытающуюся от этой самой жизни убежать, спрятаться в тени своего огромного вишневого сада, — для этого нужен недюжинный актерский и человеческий масштаб. Ведь это непросто. Она формообразующая, без нее и сад не сад, и Чехов не Чехов. Неслучайно Раневскую всегда играют первые актрисы труппы, а тут у луначарцев сразу две Раневские — какой странный размах, на сцене не единственная и неповторимая, а одна из многих.
То же можно сказать и о Лопахине. Совершенно непонятно, почему эта роль отдана Евгению Чернораю, который ведет ее однопланово, без пожара в глазах, без тонких душевных нюансов. Опять-таки не хватает масштаба личности, мастерства в передаче сложного противоречивого чеховского героя, этого мужика (вернее, мужичка) с тонкой и нежной душой и странными музыкальными пальцами. Да, Лопахин иногда дежурно рычит, как Бармалей, угрожая выкорчевать вишневый сад и понастроить на его месте дачи, иногда говорит шепотом, что должно, наверное, символизировать неожиданное глубинное потрясение (слышит его в этот момент, пожалуй, только близко стоящая к нему Раневская, зритель вряд ли).
Возможно, убедительным и неожиданным Лопахиным мог бы стать Сергей Санаев, сыгравший за свою творческую жизнь немало интересных и разноплановых ролей, но ему поручена в «Вишневом саде» совершенно не его роль — рафинированного нелепого интеллигента, болтливого и жалкого Гаева, брата Раневской. С чего это вдруг Сергей привиделся режиссерам Гаевым, который обращается к «многоуважаемому шкафу» и навязчиво бредит бильярдом, ума не приложу.

Посыпали голову то ли пеплом, то ли опилками

Ума не приложу, как решился молодой режиссер взяться за «Вишневый сад», если не сумел он расслышать главный мотив чеховской пьесы — этот тревожный звук лопнувшей струны, этот космический масштаб чеховского произведения, которое сам автор упорно называл комедией. Но как не понять, что за этим странным настаиванием автора на комедийном жанре прячется дикая боль и растерянность людей, у которых в жизни есть одно только прошлое и ничего больше. А забытый, заколоченный в старом доме древний слуга Фирс — это тоже комедия? И не забывайте, что Чехов писал «Вишневый сад» в Ялте, будучи смертельно болен, что тоже вряд ли причина для гомерического хохота.
Да, молодому Тарасу руководство театра оказало доверие (спасибо руководству), но его желательно оправдывать. Не сумев справиться с доминирующими мотивами великого чеховского произведения, режиссер цеплялся за что мог. Тут в ход пошло все: и игра с воздушным шаром, и манипуляции с каркасом лодки, и какой-то водоем, по которому хлюпают герои (очень нужны «Вишневому саду» и эта лодка, и этот водоем), и нечто, чем посыпает себе голову старый Фирс в финале. Пеплом, что ли, посыпает, нет, скорее, опилками. Все это «мульки», потому что за ними ничего не стоит.
На первый план в спектакле выходят то третьестепенные Яша с Дуняшей (С. Колокольцов и О. Лукашевич), то не слышащий никого вокруг себя Петя Трофимов (Ю. Михайловский), то Шарлотта (И. Демидкина), неудержимо солирующая, как будто спектакль о ней, а не о Раневской. Не спасают положение даже усиленно трясущийся Фирс (Б. Чернокульский), нелепый Епиходов (Е. Журавкин), как бы забытый режиссером и существующий в спектакле сам по себе.
Мне кажется, и актеры севастопольского театра, и требовательные зрители города-героя заслуживают другого Чехова, более зрелого, тонкого, способного взволновать, а не просто развлечь в жаркий августовский вечер.
Действительно, жарко. А на душе холодно. Вернее, никак.

Фото: Сцена из спектакля «Вишневый сад». Лопахин — Е. Чернорай, Раневская — А. Салиева

комментариев:2   распечатать статью 

Еще в рубрике Звездопад:

 

Футбольные распродажи: игроки и тренеры меняют команды

[1K] Телемир :: Футбольные распродажи:  игроки и тренеры меняют команды В современном футбольном и околофутбольном мире много говорят не только о результатах и самой игре, но и о так называемых трансфертах, то есть покупке и продаже футболистов, а заодно и тренеров. В этой торговле «живым товаром» крутятся огромные...

Чем заканчиваются случайные свидания на дому

[1K] Криминал :: Чем заканчиваются случайные свидания на дому Сколько уж предупреждают: не приглашайте в гости малознакомых людей! Однако далеко не все готовы прислушаться к этому полезному совету. Скажем, знакомится какой-нибудь резвый кавалер в питейном заведении с шикарной девушкой и тащит потом ее к себе...

Календула — цветок солнца, который лечит

[1K] Здоровье :: Календула — цветок солнца, который лечит Календула — скромный цветок, который многие выращивают, ценя его уникальные целебные свойства. Цветет календула яркими цветками желтого или оранжевого цвета с июня и до осени. Плод-семянка созревает в августе. В древности календулу называли...

Парадоксы земельного законодательства Украины

[1K] Инфраструктура :: Парадоксы земельного  законодательства Украины Прошлый год выдался урожайным на законодательные изменения в земельной сфере. Но на поверку обнаруживается, что безупречными труды законодателей не назовешь: один документ недоработали, с другим перестарались, в третьем написали откровенную...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Киеву пророчат близкий финансовый Чернобыль
  • Россия заблокировала весь украинский экспорт. Надолго?
  • Смертельный наркотик «крокодил» пожирает крымчан сотнями
  • Украинцев хотят отправлять на пенсию в 68 лет
  • Жилье и жулье, или Опасные квартиранты
  • Как Фаина Раневская обвела вокруг пальца КГБ
  • Власть хочет освободить Тимошенко?
  • Как обменять последний советский артефакт
  • Пенсионную реформу могут продолжить волевым порядком
  • Парадокс глупости
  • Политическая зоология
  • Что будем пить в ближайшие годы?
  • Айву рекомендовали для лечения Гиппократ и другие целители
  • Юрий Демич — артист несбывшихся надежд
  • Секреты зрелой виноградной лозы
  •  
    Яндекс.Метрика