Категории
 
архив
 
486 < 487 > 488



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Как Фаина Раневская обвела вокруг пальца КГБ

/ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА/

[1K] Среда обитания :: Как Фаина Раневская  обвела вокруг пальца КГБНеизвестное об известных

Фаина Раневская была выдающейся актрисой с потрясающим чувством юмора. Об ее остром языке ходили легенды, практически каждая ее фраза становилась крылатой. Показательным стал случай с вербовкой Раневской в осведомители КГБ, когда она, будучи рисковой дамой, не только не отклонила предложение, но и извлекла из этого выгоду.

Несмотря на искрометный талант, Фаина Раневская так и не получила заветную главную роль, но стала королевой эпизодов. Кто-то из крупных режиссеров сказал об этой актрисе: «Она может все!» Раневская в совершенстве владела всеми жанрами — от трагедии до фарса. Она не играла — она жила своими ролями, как живут играми дети, до конца, до полной правды, до счастья. И если она видела равнодушие, работу вполсилы, то была беспощадна, как бывают беспощадны дети.

«Впервые в кино. Обомлела»

Фаина Фельдман (Раневская) родилась 27 августа 1896 года в Таганроге в состоятельной еврейской семье. Ее отец, Фельдман Гирши Хаймович, был владельцем фабрики сухих красок, нескольких домов, магазина и парохода «Святой Николай». О маме — Милке Рафаиловне — Фаина позже рассказывала: «Существует понятие «с молоком матери». У меня — «со слезами матери». Мне четко видится мать, обычно тихая, сдержанная, — она громко плачет. Я бегу к ней в комнату, она уронила голову на подушку, плачет, плачет, она в страшном горе. Я пугаюсь и тоже плачу. На коленях матери газета: «Вчера в Баденвейлере скончался А. П. Чехов…»
В семье Фельдманов было четверо детей. Кроме Фаины, два сына (один из мальчиков умер, когда Раневской было 5 лет) и старшая дочь Белла. Судя по высказываниям самой актрисы, она не была счастлива в родительском доме: «Мне вспоминается горькая моя обида на всех окружавших меня в моем одиноком детстве...»
Трудно понять, почему, живя без материальных проблем, Фаина чувствовала себя несчастливой и одинокой. Возможно, причина ее повышенной ранимости была в легком заикании, которым Раневская страдала с рождения. Боясь насмешек, Фаина избегала сверстников, не имела подруг и не любила учиться. «Училась плохо, арифметика была страшной пыткой. Писать без ошибок так и не научилась. Считать тоже. Наверное, потому всегда, и по сию пору, всегда без денег…» — вспоминала позже актриса.
Зато страстно и на всю жизнь полюбила Раневская кино: «Впервые в кино. Обомлела. Фильм был в красках, возможно, «Ромео и Джульетта». Мне лет 12. Я в экстазе, хорошо помню мое волнение. Схватила копилку в виде большой свиньи, набитую мелкими деньгами (плата за рыбий жир). Свинью разбиваю. Я в неистовстве — мне надо совершить что-то большое, необычное. По полу запрыгали монеты, которые я отдала соседским детям: «Берите, берите, мне ничего не нужно».
В 14 лет влюбилась Раневская в театр. Настоящее потрясение испытала она в 1913 году, когда побывала на спектакле «Вишневый сад» Чехова на сцене Московского художественного театра, где играли звезды тех лет. Кстати, псевдоним «Раневская» именно из этой пьесы. Однажды по дороге домой у Фаины из сумочки выпали деньги, их подхватил ветер, а она смеялась и говорила: «Как красиво они летят!» Ее спутник тогда заметил: «Вы совсем как Раневская». Так и осталась за ней эта фамилия, позже ставшая официальной. «Профессию я не выбирала, — скажет спустя время Фаина Георгиевна, — она во мне таилась».
Фаина стала посещать занятия в частной театральной студии, участвовала в любительских спектаклях. Отец снисходительно относился к увлечению дочери. Но когда вдруг Фаина объявила о желании стать профессиональной актрисой, это вызвало скандал и разрыв с семьей.

«Она будет настоящей актрисой»

В 1915 году Раневская уехала из Таганрога в Москву. Там она жила в маленькой комнатке на Большой Никитской. Именно в эти годы Раневская познакомилась с Мариной Цветаевой, Осипом Мандельштамом, Владимиром Маяковским…
Начинала Раневская свой путь актрисы с участия в массовках на сценах провинциальных театров. Ее никто не замечал, потому что, как говорила сама Фаина, она была «неталантливая и некрасивая». Однако первым опроверг это убеждение Раневской известный русский актер Илларион Певцов. Фаина Георгиевна участвовала вместе с ним в спектакле «Тот, кто получает пощечины». Актриса тогда очень волновалась и подошла к Певцову, чтобы тот дал совет, что делать на сцене, если у нее в роли нет ни одного слова. «А ты крепко люби меня, и все, что со мной происходит, должно тебя волновать, тревожить», — ответил Певцов, и Раневская любила его так крепко, как он попросил. Когда спектакль был кончен, она все еще громко плакала, мучаясь его судьбой, и никакие утешения не могли ее успокоить. И тогда побежали к Певцову за советом. Он пришел в гримерную и спросил Фаину: «Что с тобой?». «Я так любила, я так любила вас весь вечер», — выдохнула она, рыдая. И тогда Певцов изрек: «Милые барышни, вспомните меня потом — она будет на-стоящей актрисой…»
Закончился летний малаховский сезон, после долгих поисков работы Раневская подписала договор с антрепризой Ладовской на роли «героинь-кокет» и уехала в Крым, в Керчь. Но театр не сделал сборов, и, распродав весь свой гардероб, молодая актриса перебралась в Феодосию, поступив в труппу антрепренера Новожилова. В конце сезона последний сбежал из города, не оплатив труд актеров, и тогда — с нехорошим осадком от всего крымского — Раневская уехала сначала в Кисловодск, а потом в Ростов-на-Дону.
Весной 1917 года вся семья Фельдман эмигрировала, Фаина осталась в России одна. В Ростове она познакомилась с актрисой Павлой Леонтьевной Вульф, в лице которой обрела надежного друга на всю жизнь. В годы Гражданской войны Вульф приютила Раневскую, а помогал им выжить знаменитый драматург Макс Волошин.
Тогда же Фаина Георгиевна была принята в труппу «Театра актера», главным режиссером которого являлся Павел Рудин. Актриса успешно дебютировала в роли Маргариты Кавалини в «Романе», а затем играла в спектаклях «Живой труп», «Последняя жертва», «Без вины виноватые», «На всякого мудреца…», «Гроза», «На дне», «Ревизор», «Женитьба» и других. Одной из лучших работ Раневской была роль Шарлотты в «Вишневом саде».
В кино Фаина Раневская дебютировала в 1934 году. Начинающий режиссер Михаил Ромм, увидев ее на сцене, пригласил на роль госпожи Луазо в фильме «Пышка» по знаменитой мопассановской новелле. Приехавший в Советский Союз Ромен Роллан был в восторге от фильма. Среди актеров он выделял в первую очередь Раневскую. По его просьбе «Пышку» показали во Франции, и картина прошла там с огромным успехом.
Потом был фильм «Дума про казака Голоту», затем Раневская снялась в «Человеке в футляре», «Ошибке инженера Кочина» и, конечно же, в комедии «Подкидыш», которая принесла Раневской большую известность. Актриса специально для своей роли придумала несколько хлестких фраз. Одна из них — «Муля, не нервируй меня» — стала крылатой. Много-много лет спустя, когда Леонид Брежнев вручал Фаине Раневской орден Ленина, и он не смог удержаться — скорчил рожу и пропищал: «Муля, не нервируй меня!» Раневская презрительно пожала плечами и сказала: «Леонид Ильич, ко мне так обращаются только невоспитанные уличные мальчишки!» Брежнев страшно смутился и тихо ответил: «Извините, просто я вас очень люблю». На этом инцидент был исчерпан.

«Я громко разговариваю во сне!»

Благополучно был исчерпан и другой инцидент, который произошел с Раневской, когда актрисе перевалило за 70.
Во времена СССР КГБ вел войну против западных спецслужб и диссидентов с помощью бойцов невидимого фронта. Особенно много завербованных было среди артистов. Вообще-то, доносительство считалось подлостью, но не каждый мог отказать всесильным вербовщикам.
Фаина Георгиевна была уже в преклонном возрасте, когда ее решили также сделать агентом. Инициатива исходила от Олега Михайловича Грибанова, генерал-лейтенанта советских спецслужб, из-за маленького роста и недюжинной гипнотической силы прозванного «маленьким Бонапартом». Само упоминание его имени подавляло волю собеседника.
Фаине Раневской повезло — Грибанов был занят и послал на первую встречу с потенциальным агентом молодого офицера Коршунова. Тот пребывал в уверенности, что моментально завербует артистку. Но не тут-то было. В поединке с КГБ Раневская показала себя гениальной актрисой, обведя всех вокруг пальца. Коршунов вербовочную беседу проводил, как принято: сначала посетовал на деятельность иностранных разведок на территории СССР, затем напомнил о долге каждого гражданина по оказанию посильной помощи органам государственной безопасности, по защите завоеваний социализма. Раневская все поняла.
Выслушав сказанное, она спросила: «Молодой человек, а где вы были раньше, когда я еще не успела разменять седьмой десяток?» Коршунов замахал руками: «Что вы, Фаина Георгиевна! Вам больше тридцати никто не дает, поверьте... Вы просто девочка по сравнению с другими артистками вашего театра!»
Раневская хитро прищурилась, закурила «беломорину» и спокойно сказала наглому оперу: «Мне с вами, молодой человек, все понятно... Как, впрочем, и со мной тоже... Без лишних слов заявляю: я давно ждала этого момента, когда органы оценят меня по достоинству и предложат сотрудничать! Я лично давно к этому готова. Разоблачать происки ненавистных мне империалистических выползней... Можно сказать, что это — мечта моего детства. Но... есть одно маленькое «но»! Во-первых, я живу в коммунальной квартире, а во-вторых, что важнее, я громко разговариваю во сне. Вот и давайте, коллега, вместе по-чекистски поразмыслим. Представьте, вы даете мне секретное задание, и я, будучи человеком обязательным и ответственным, денно и нощно обдумываю, как лучше его выполнить, а мыслительные процессы, как вы, конечно, знаете из психологии, в голове интеллектуалов происходят беспрерывно — днем и ночью... И вдруг! И вдруг ночью во сне я начинаю сама с собой обсуждать способы выполнения вашего задания. Называть фамилии, имена, клички объектов, явки, пароли, время встреч и прочее... А вокруг меня соседи, которые неотступно за мной следят вот уже который год кряду. Они же у меня под дверью круглосуточно, как сторожевые псы, лежат, чтобы услышать, о чем и с кем это Раневская по телефону говорит! И что? Я говорю вам о своих недостатках заранее и честно... Если я ошибаюсь, — поправьте меня, уберегите от совершения в будущем роковой ошибки! Я бы даже сказала, от непредумышленного предательства... Но что делать, если мои родители передали мне такой порок — громко разговаривать во сне? Я уже обращалась к врачам, к светилам медицины — все пустое, ничего поделать не могут».
Выслушав страстный монолог, Коршунов опешил и ушел со встречи придавленный железными аргументами народной артистки. Утром он доложил Грибанову об объективных сложностях, о желании Раневской сотрудничать, а также о том, что потенциальный агент живет в коммунальной квартире и говорит во сне...
Спустя месяц Раневская праздновала новоселье в высотке на Котельнической набережной.
Коршунов, решив, что теперь уже ничто не мешает артистке вступить в ряды бойцов невидимого фронта, стал названивать ей в театр, но у нее все время оказывались «то понос, то золотуха», то «критические дни». Опер рассвирепел и заявил, что сам приедет к ней в новую квартиру для расчета.
Рано утром в приемной КГБ появился мрачный мужчина неопределенного возраста с документом государственной важности. Это было коллективное заявление жильцов высотки на Котельнической набережной, где проживала Раневская. В своем обращении 10 жильцов просили органы госбезопасности разобраться с некой артисткой (фамилия Раневской в заявлении не указывалась), которая по ночам всех беспокоит воплями о происках империалистов и о том, что разберется с супостатами, когда ее примут в органы госбезопасности внештатным сотрудником.
Прочитав коллективное заявление, Грибанов вызвал Коршунова и рявкнул: «На Фаине поставь крест, ищи кого-нибудь другого... Молчащего во сне. Все! Свободен!»
Вскоре Коршунову настучали агенты из театра, где работала Раневская, что «заявление» написала она сама, а в КГБ послала сантехника из ЖЭКа, поставив ему две бутылки водки. Впоследствии Фаина Георгиевна не раз повторяла: «Я отказала органам лишь по одной причине. Дать много органам я не могу, а мало мне не позволяет совесть — проклятое воспитание!»

Всю жизнь одинока

Фаина Раневская так и не вышла замуж. Как-то ее спросили, была ли она когда-нибудь влюблена. Раневская рассказала эпизод из своей юности. Она была влюблена в красавца-актера, игравшего вместе с ней в труппе. Однажды актер сказал ей, что вечером придет к ней домой. Раневская нарядилась, накрыла стол… Актер пришел пьяный и с женщиной. «Деточка, погуляйте где-нибудь пару часиков, дорогая моя», — сказал он. «С тех пор не то что влюбиться, смотреть на них не могу: гады и мерзавцы!» — признавалась Раневская.
Однако в начале 60-х годов был у Фаины Раневской период, когда она не чувствовала себя одинокой. Актриса получила письмо от сестры Беллы, которая жила одно время во Франции, а потом, похоронив мужа, перебралась в Турцию, затем, не без помощи Раневской, в СССР. Несколько лет сестры прожили вместе, но вскоре у Беллы обнаружили рак. Раневская вызывала лучших врачей, проводила с ней — уже безнадежной — ночи. Больница, операция — все было бесполезно. В 1964 году Белла умерла…
В полном одиночестве прожила Раневская последующие 20 лет. За год до смерти Фаина Георгиевна отказалась играть на сцене. «Старость, — сказала она, — вещь страшная. Болят все мои косточки. Очень устала, очень. Восемьдесят семь лет! Я не Яблочкина, чтобы играть до 100 лет. Нет, больше на сцену не выйду!»
Умерла Раневская 19 июля 1984 года, после перенесенных инфаркта и пневмонии.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

Айву рекомендовали для лечения Гиппократ и другие целители

[1K] Здоровье :: Айву рекомендовали для лечения Гиппократ и другие целители Мы привыкли к тому, что айва — это просто вкусный плод, который особенно хорош для зимних заготовок. Но в старые времена айва была более известна как целебный фрукт. Первоначально в древности отвар кисло-терпких плодов дикой айвы использовали...

Политическая зоология

[1K] Политика :: Политическая зоология Нашли крайних! После всех неприятностей, обрушившихся на мэров крымских городов, кое-кто из них во всем винит журналистов. В Севастополе их уже сравнили с «гиенами, питающимися падалью», а в Керчи оппозиционной прессе просто объявили войну. В...

Крымский международный центр сейсмобезопасности: испытание на прочность

[1K] Инфраструктура :: Крымский международный центр  сейсмобезопасности: испытание на прочность Судьба этого уникального проекта подобна сейсмическому процессу, притом весьма продолжительному, сила толчков (в данном случае наземного происхождения) при котором порой достигала максимума.
Тем не менее неоднократные попытки уничтожить...

Украинцев хотят отправлять на пенсию в 68 лет

[1K] Инфраструктура :: Украинцев хотят отправлять на пенсию в 68 лет Национальный институт стратегических исследований при президенте Украины подготовил для гаранта аналитическую записку «Пенсійний вік: іноземний досвід та вітчизняні реалії». В ней говорится, что очень высокая часть пенсионных расходов в ВВП...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Цена независимости Украины — 12,5 копейки. Российских
  • Мэров загоняют в угол
  • Депортация Мешкова вызвала сомнения в причине смерти Джарты
  • Задержан грабитель, срывавший с женщин золотые цепочки
  • Говорят, продвинутый человек не читает «КП» и не смотрит ТВ
  • Власти Франции подозревают дочь президента Узбекистана в коррупции
  • Карлос Кастанеда — самая загадочная личность ХХ века
  • Из персиков можно приготовить компот, сок, джем и ратафию
  • Рынку недвижимости предоставили трехмесячную отсрочку
  • Все там будем
  • Коварная бессонница: почему мы не можем уснуть
  • До ассоциации с Евросоюзом Киеву осталось сделать пять шагов
  • Первые «кондиционеры» появились еще до нашей эры
  • Экс-колонии требуют компенсации за рабство
  • Нынче угоняют не только авто, но и катамараны
  •  
    Яндекс.Метрика