Категории
 
архив
 
471 < 472 > 473



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

В Крыму евреи из жителей местечек становились коммунарами, колхозниками и… заключенными

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: В Крыму евреи из жителей местечек становились коммунарами, колхозниками и… заключеннымиСначала долгий путь по железной дороге, к концу которого нетерпение, быть может, сменялось неуверенностью в правильности решения. Потом — долгожданная станция, суета: как бы не забыть что из вещей, лихорадочный пересчет корзин, чемоданов, кастрюль, увязанных в узлы постелей. Шепот в детское ушко: вот-вот приедем, не надо хныкать, посмотри лучше, какая лошадка нас повезет… Легко ли поменять свою жизнь? Пусть даже прежняя была скудной, но ведь так жили отцы, деды, прадеды. А тут — бескрайняя крымская степь, солнце, сушь и земля, которая должна стать кормилицей. Здесь новый дом.

В любом статистическом сборнике, изданном в Российской империи, о евреях можно прочитать: «преимущественно городские жители». В небольших местечках и городах, где дозволялось жить евреям, их кормили ремесло и торговля. Гражданская война многих разорила, на восстановление прежнего дела при советской власти надежды не оставалось. Налогами частников обкладывали гигантскими, а по статусу лавочник или владелец парикмахерской находился в самом низу советской табели о рангах. Их детям была закрыта дорога во многие профессии, над «нетрудовым элементом» висела угроза лишения избирательных прав со всеми последствиями вроде выселения или лишения хлебных карточек. И многие решались начать трудовую биографию заново, отправляясь в Крым, где в 20-х годах прошлого века организовывались коллективные национальные хозяйства.

Сначала были коммуны

«Пыльная дорога вьется то между колким жнивьем, то между паром, поросшим круглыми шарами перекати-поля. В дали, розовой от пыли, маячат скирды новой соломы, темно-зеленая группа деревьев да два-три белых дома. Это и есть Тель-Хай», — так начинался очерк журналистки газеты «Красный Крым» Ольги Лычагиной, опубликованный в 1927 году. Тель-Хай (в переводе с иврита «холм жизни») был первым в Крыму еврейским поселением земледельцев. На основателей колонии, которые в джанкойском земотделе заявили о желании получить землю, смотрели, как на чудаков, сомневались, долго ли продержатся на заброшенной ферме эти горожане. А они, пусть и на второй год, смогли засеять землю, появилась у них живность — птица, свиньи (их разведение вносило серьезную лепту в процветание хозяйства), коровы, лошади, даже верблюды, которых запрягали в бочки-водовозки. Начали работу несколько мастерских, в том числе сыроварня, излишки продукции которой сдавали в кооперативные магазины Симферополя. Здесь даже вывели новый — собственный сорт пшеницы, который назвали «кооператовка».
В Тель-Хае жила и работала молодежь, «старичками» считались 28-летние. Именно молодые могли так легко принять саму идею коммуны: никакой собственности, все общее, работа каждого на благо всех. «У вас и одежда общая?» — интересовалась журналистка. «Если у меня есть одежда, когда я вхожу в коммуну, я ее ношу. Но вот я сносила что-либо и заявляю хозяйственной комиссии, она постановляет выдать мне недостающее. Но одежда, которую я ношу, имеет мою метку и носится мною».
Мария Потоцкая из села Завет-Ленинское Джанкойского района, воспоминания которой записали сотрудники еврейского благотворительного центра «Хесед шимон», описывала жизнь коммуны «Мишмар» у станции Таганаш (Соленое Озеро) в 1932 году: работу от зари до темна, выдачу одежды взрослым и детям, столовую, где питались все коммунары в строго определенное время. Взять какие-то продукты и готовить себе отдельно было нельзя.
Еврейских колоний-коммун становилось все больше, крымчане привыкали к новым непривычным названиям: Авода («работа»), Мааян («источник»), Хейрус («свобода»), Хаклай («крестьянин»)… Огромную помощь поселениям оказывал «Джойнт» (Американский еврейский объединенный распределительный комитет), который еще до революции был создан как временная филантропическая организация. Вот уж воистину прекрасная иллюстрация к присловью, что нет ничего более постоянного, чем временное: в следующем году «Джойнт» отметит вековой юбилей. Агрономическая корпорация «Агро-Джойнт» была создана для помощи евреям-переселенцам в 1924 году.

Тысяча рублей на поселенца

О вкладе «Агро-Джойнта» в организацию национальных земледельческих хозяйств изданы книги, этому посвящены работы авторитетных ученых. Для Страны Советов сама идея переселения и обустройства для работы на земле огромного количества людей была не просто практичной, а идеологически оправданной. И как показало время, успешной.
С 1925 года началось более массовое освоение крымских степей. На средства «Агро-Джойнта» возводились фермы и дома, специалисты подбирали участки, оценивали, для каких культур они подойдут, решали вопросы водоснабжения и орошения, в Крым направлялись тракторы (а заодно организовывались курсы трактористов, станции ремонта и т.д.), закупался всевозможный сельхозинвентарь, скот. «Всего в Украине было 216 еврейских колхозов, а в Крыму насчитывалось 85, причем не только в национальных районах — Фрайдорфском и Лариндорфском», — рассказывает старший архивист Американского объединенного еврейского распределительного комитета (джойнт) в Нью-Йорке Михаил Мицель.
Недавно в Симферополе состоялась презентация книги Михаила Мицеля «Последняя глава: «Агро-Джойнт» в годы Большого террора», и в ней приводятся интереснейшие цифры и архивные документы. В том числе, например, данные о том, что в 1925 году на устройство одной семьи уходила тысяча рублей, из которой лишь 200 — 300 руб. обеспечивало государство, а 400 — 500 руб. — «Агро-Джойнт».
Остальные деньги должны были найти сами поселенцы, но около половины будущих крымчан-земледельцев такими средствами не располагали, у них не было ни сбережений, ни имущества, которое можно было бы продать. В то время в иных городах и местечках даже на дома мудрено было найти покупателей, их просто бросали.
На месте колонистов обустраивали в рекордные сроки. Михаил Шпигельман, житель села Березовка Раздольненского района (до войны деревня Смидовичи колхоза «Соцдорф»), вспоминал: «Школа уже была построена, под красной черепицей, здание одноэтажное. «Агро-Джойнт» строил больницу, причем прекрасную больницу построили, два здания… Дома строились быстро, очень быстро. Ну вот, мы прибыли, жили на складе, а потом нас сразу переселили в дом: одна большая комната, спальня, кухня, пристройка, коридор и большой-большой сарай». Больницы, школы, детсады и даже электричество — таким уровнем благоустройства, как в еврейских колониях, могли похвастать редкие села в Крыму.

Сионисты и шпионы

«Все наши здесь устроились хорошо… Доктор Вольф женился, доктора Эпштейн и Кон очень довольны», — эти строки написал 2 августа 1935 года врач больницы села Курман-Кемельчи Эрнст Зусманович. Благодаря «Агро-Джойнту» он, как и немало других специалистов — евреев и немцев, бежавших из нацистской Германии, обрел новую родину в Крыму. Это письмо приводится в книге Михаила Мицеля, как и воспоминания американских туристов, навестивших врача Зусмановича и его жену в скромной (и даже, по мнению гостей, примитивной) больнице. Но молодой врач лучился энтузиазмом, а его супруга, которой пообещали место в детсаду, сказала: «Нас ожидает здоровое, счастливое и достойное будущее». Через три с небольшим года, 1 ноября 1938 года, доктора Зусмановича, «шпиона» и «врага народа» расстреляли в Симферополе.
Национальные колхозы не были исключением в череде сел, поселков, деревень, городов, где во время Большого террора бесследно пропадали люди. Беженцы-иностранцы и никогда не бывавшие за границей граждане оказывались «членами шпионских организаций», рядовые колхозники и спецы — агрономы, зоотехники, как выяснялось, успешно «прятали свою истинную, контрреволюционную, сущность». Руководители и сотрудники «Агро-Джойнта» тоже оказались в числе врагов. Понятно, что деятельность организации в СССР была прекращена.
«Сама биография того или иного обвиняемого становилась поводом для того, чтобы провести его по той или иной категории изобличенных врагов, — объясняет Михаил Мицель. — Например, пять человек днепропетровского «Агро-Джойнта» были одновременно арестованы и судимы лишь потому, что в Киеве в феврале 1938 года побывал нарком НКВД Ежов и обратил внимание, что по Украине… слабо ведется работа по ликвидации сионистского подполья. В результате люди, которые были далеки от политики, стали обвиняемыми, а сотрудники органов получили возможность отрапортовать о своих успехах».

«Разверстка на врагов»

Среди крымских историй, говорит Михаил Мицель, больше всего поражает групповое дело агрономов Бизера, Зайчика и Редкина. Их дела находились в оперативной работе, но, поскольку в ноябре 1938 года были изданы постановления ЦК и прокуратуры о пересмотре многих дел, им «повезло». Дела, находившиеся в тот момент на рассмотрении, были приостановлены, «тройки», выносившие приговоры, — ликвидированы. Но суд над ни в чем не повинными людьми все-таки состоялся. Следствию уже было разрешено применять «специальные» меры. Вот как об этом говорил на суде Владимир Редин: «Беспрерывно я стоял в течение четырех суток. Я падал в обморок, на меня лили воду, приводили в сознание и опять ставили на стойку. Меня били; когда у меня началось кровохарканье, бить прекратили… Однажды вызвали на допрос, показали ордер на арест жены и сказали, если не подпишу протокол допроса, арестуют жену». Агрономы получили по 5 лет исправительно-трудовых лагерей, Бизер и Зайчик умерли в Магадане.
Книга Михаила Мицеля говорит языком фактов и документов — здесь опубликованы протоколы допросов, жалобы родственников, обвинительные заключения. Есть и мартиролог репрессированных крымчан из национальных колхозов, подготовленный заведующей музеем «Хесед шимон» Натальей Высоцкой. Чекисты с горячими сердцами и холодными головами выполняли план, «разверстку по количеству врагов народа». И в еврейских колониях «находили» сионистов, контрреволюционеров, вредителей. То, что человек не занимал значимый пост, не означало, что «рука правосудия» не настигнет его в поле или коровнике. Например, столяр колхоза «Соцдорф» Катель Берковский и кладовщик Давид Рабовский из Ичкинского района
были обвинены в шпионаже. Рядового работника колхоза им. Свердлова Герша Ярославского приговорили к расстрелу с конфискацией имущества за агитацию против колхозов и клевету на Конституцию. На 8 лет отправился в лагеря бригадир молочно-товарной фермы колхоза «Войно-Нова» Иосиф Дрор-Фридман — оказался членом еврейской националистической организации.
Список длинный, и не так уж много тех, кто в нем значится, вернулись в Крым, который успел стать их домом. А в крымских селах, кстати, до сих пор сохранилась овеществленная память о еврейских поселениях и «Агро-Джойнте»: многие водяные скважины, дома, сельхозпостройки, которые возводили очень быстро, и по сей день служат людям.

Фото: Михаил Мицель

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Продолжат ли в республике оперировать туберкулезных больных?

[1K] Соцзащита :: Продолжат ли в республике оперировать туберкулезных больных? Никогда еще обычный человек не получал столько информации о туберкулезе, сколько за последние несколько лет. Можно предположить, что каждому теперь знакомы симптомы, которые не стоит игнорировать, все знают, что болезнь излечима, есть препараты,...

«Шоколадный» министр ушел в отставку, а Слепанев — в отпуск

[1K] Политика :: «Шоколадный» министр ушел в отставку, а Слепанев — в отпуск Самый богатый министр в кабинете премьера Анатолия Могилева, один из «шоколадных королей» Украины, совладелец донецкого концерна АВК Валерий Кравец подал в отставку. Ушел в отпуск и, как говорят, может из него не вернуться начальник ГУ МВД Украины...

Насколько опасен… праздничный стол

[1K] Соцзащита :: Насколько опасен… праздничный стол «1К» выяснила, какая химия содержится в краске для яиц, а также в украшениях для тортов и куличей

Украинцы вполне заслужили репутацию сладкоежек: две трети кондитерской продукции, выпускаемой в стране (около 1 млн. тонн), они...

Получать административные услуги почтой можно будет с 30 апреля

[1K] Инфраструктура :: Получать административные услуги почтой можно будет с 30 апреля 12 апреля правительство автономии и крымская дирекция «Укрпочты» подписали меморандум о сотрудничестве в сфере предоставления административных услуг. И уже с 30 апреля первые два почтовых отделения — в Судаке и Белогорске — начнут их...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Потребление газа в стране приказано сократить наполовину
  • Корни симеизского убийства потянулись вверх
  • Разоблачение века. Имена владельцев оффшоров больше не секрет
  • Из-за долга в 3 тысячи долларов у женщины забирают… дом
  • Дело Малышева рассыпается, а у Темиргалиева отобрали казарму
  • Украина — поле битвы за русских
  • Изнасиловал, выбивая признание
  • Воровство металла: в дело вступают профессионалы
  • В армию берут одного из двадцати
  • Правительство с марта повысило пенсии
  • Зарезал жену, решившую уйти от «мужа-домохозяйки»
  • Квитанции для уплаты налога на недвижимость еще не рассылают
  • Куба далеко, Куба далеко. Куба рядом, Куба рядом
  • Жан-Поль Великолепный
  • У крымчан нет времени лечить душу
  •  
    Яндекс.Метрика