Категории
 
архив
 
428 < 429 > 430



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

96-летнему Федору Мосягину до сих пор страшно вспоминать о войне

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: 96-летнему Федору Мосягину до сих пор страшно вспоминать о войнеАлушта пестрела шляпами, кепками, панамками, то и дело слышалось: «в тени 32 градуса…», «нет, 34, и будет еще жарче!» Разморенные курортники возвращались с пляжей, а сами алуштинцы, более привычные к зною, торопились по своим делам. В местном совете ветеранов заверили: Федора Петровича Мосягина как раз удастся застать дома, он обещал не убегать на свой огород. «Какой огород, ему сколько лет? Не может быть, чтобы 96!» — «Ну да, а он человек очень активный, энергичный…»

Каждый фронтовик: от пехотинца, танкиста, связиста до медсестры и водителя — приближал общую победу. Федору Петровичу Мосягину защищать свою страну пришлось не только от того врага, что был на передовой, но и от того, что оставался в прифронтовой полосе и в тылу.

Особая работа

Когда Федора Мосягина в 1937 г. призвали в армию, он попал во внутренние войска НКВД. «Часть наша охраняла военный завод в Туле, — вспоминает он. — Вот что он выпускал, не могут сказать, в память врезалось, как мимо проходят женщины-работницы — все… желтые: одежда, лица, руки. И вокруг завода все желтое — такие выбросы из труб были. А когда я срочную отслужил, направили меня в школу служебного собаководства, и я под Москвой снова охранял военный завод. Никого тогда задерживать не пришлось — обошлось без происшествий». До начала войны он успел поработать в милиции, а потом снова стал военнослужащим особой части НКВД. Он участвовал в формировании маршевых батальонов и один из них сопровождал под Ржев.
Весной 1943 г. появилась новая структура военной контрразведки — СМЕРШ («Смерть шпионам»). Именно туда перевели Федора Петровича. Отныне младший лейтенант государственной безопасности служил в танковом полку. С ним и прошел Краснодарский край, до Темрюка. Получил контузию во время бомбежки: часть расположилась в лесу, и вдруг неожиданно налетела немецкая авиация. «Я быстро сориентировался: закатился под танк и, можно сказать, легко отделался, — вздыхает Федор Петрович. — А многих тогда поубивало пулями и осколками». Потом Федору Петровичу пришлось служить особистом в трех отдельных кабельно-шестовых ротах Северо-Кавказского фронта — позже эти части переподчинили 56-й армии.
«Поселок Маяк под Керчью знаете? — интересуется Федор Петрович. — Вот там я и жил в землянке, когда началось освобождение Крыма». Скромное упоминание о землянке на Маяке в 1943 году — это участие в знаменитой Керченско-Эльтигенской десантной операции, когда удалось захватить и невероятно долго удерживать небольшими силами клочок земли у предместий Керчи.
Сказать, что немцы укрепили подступы к побережью — значит очень слабо обрисовать препятствия, которые должны были преодолеть десантники. Несколько тысяч бойцов 36 дней удерживались на клочке земли (площадью три на полтора-два километра), отбивая атаки немцев. К эльтигенскому плацдарму немцы согнали две дивизии, 16 артиллерийских и 8 минометных батарей, несколько десятков танков. «Нас во время высадки сильно бомбили, — рассказывает Федор Петрович. — Когда мы еще были на катере, я видел, как был сбит наш самолет. Летчик выбросился с парашютом и плавал в Азовском море. Нам с катеров был очень хорошо виден плавающий на волнах купол парашюта. Так до сих пор и не знаю, подобрали летчика или нет».

Шпионы

За отступающей немецкой армией оставалось внушительное количество людей, которые успели верой и правдой послужить оккупантам, либо им были поручены определенные задания. Потребность в новой структуре — СМЕРШ — появилась именно потому, что фашисты совершенствовали подготовку своей агентуры. Если вначале через линию фронта перебрасывали согласившихся на сотрудничество военнопленных и местных жителей, то на третий год войны появились выпускники разведывательно-диверсионных школ, лучше обученные, с правдоподобными и проработанными легендами, неплохо изготовленными документами.
Конечно, настоящих шпионов было на порядок меньше, чем тех, кто во время войны сел за решетку по выдуманному обвинению. Причем немало крымчан поплатились за неосторожное слово или «неправильное» знакомство. Таких примеров можно много найти в книгах серии «Реабилитированные историей». Например, 18-летнюю жительницу Симферополя Веру Гавриченко после освобождения полуострова осудили на 15 лет лагерей за «связь с агентом немецкой разведки». 37-летняя ялтинка Ольга Епишина работала в период оккупации прачкой в диверсионно-разведывательной немецкой части. Это обошлось ей в 10 лет заключения с конфискацией имущества.
Забрасывали немцы свою агентуру в действующую армию, каждый день СМЕРШ получал и рассылал по всем частям новые ориентировки на конкретных шпионов и диверсантов, а также информацию, позволяющую уличить их. Несколько примеров приводил в своей книге «Правда о СМЕРШе» бывший сотрудник контрразведки Леонид Иванов: «Стало известно, что в фальшивых красноармейских книжках, которыми фашисты снабжали своих агентов, они используют скрепку из нержавеющей стали. Такая скрепка всегда была чистой, блестящей. В подлинных же красноармейских книжках скрепки изготавливались железными и всегда оставляли на страницах ржавые следы. Противником был выпущен фальшивый орден Красной Звезды, где красноармеец был изображен не в сапогах, как на настоящем ордене, а в обмотках. Активно использовались оперативно-розыскные группы с включением в них агентов-опознавателей, которые знали немецких агентов в лицо по совместному пребыванию с ними в разведшколах».

От Крыма до Австрии

Федор Петрович со своей частью прошел весь Крым, освобождал Судак, Алушту и Ялту. На дороге от Судака до Алушты как-то встретил колонну пленных немцев, которых обезоружили и взяли в плен… румыны, еще недавние их союзники. Румыны же вместе с советскими автоматчиками и конвоировали немцев в тыл. Федор Мосягин видел и тысячи немцев, бросающих оружие на севастопольском мысе Херсонес.
После освобождения Крыма Федора Петровича ненадолго вывели в резерв, на фронт он уже поехал из Симферополя, вместе с недавно сформированной 370-й радиодивизионной частью особого назначения. Это была уже другая работа: перехват и сбор информации, передаваемой противником в эфир, пеленг и выявление чужих радиостанций. С этой частью Федор Мосягин освобождал Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. В Будапеште и Братиславе он служил месяц в оперативной группе СМЕРШ, которая выявляла оставленную в городе вражескую агентуру. «Именно там я убедился в истине, что нашего человека можно встретить везде, — улыбается он. — Познакомился, например, с русским, который попал в плен еще во время Первой мировой войны да так и остался в Венгрии, там осел, обзавелся семьей. Так же попал в Братиславу и немолодой уже дядька с Украины по фамилии Сидоренко. Эти люди становились нашими помощниками, переводчиками. С ними мы ходили по городу, по спискам задерживали людей, в отношении которых было подозрение, что они работали или продолжают работать на немцев. Обычно никаких ЧП при подобных задержаниях не случалось. Только однажды произошел побег. Ночью мы привели в комендатуру задержанного, и выяснилось, что следователь сможет приехать только утром. Мы заперли нашего подопечного в туалете, а он удрал через окошко». Порой особистам приходилось удерживать и своих солдат. Не секрет, что порой те залезали в магазины, а то и квартиры, хотя за мародерство карали очень строго. В Будапеште Федору Мосягину вместе с сослуживцами пришлось разбирать неприятный инцидент, который закончился нелепой смертью одного из солдат: уцелевший под пулями и бомбежками боец… утонул в вине. «Стоял в центре большой дом, в котором был винный подвал с огромными бочками, и солдатики принялись их расстреливать, вино хлынуло рекой, его черпали котелками, кружками. Один из захмелевших солдат не смог выбраться из подвала и погиб. Зачинщиков наказали, но без излишней жестокости», — вспоминает Федор Петрович.
К слову, СМЕРШ также разбирал сигналы на слишком ретивых любителей трофеев, которые порой вывозили добро машинами. Сам Федор Петрович с войны привез заграничный бумажник, часы и советскую плащ-палатку, из которой потом жена смастерила перину.
После окончания войны Федор Мосягин служил в Молдавии, и именно оттуда его направили в Крым, в Алушту, — в погранвойска. И здесь он тоже участвовал в задержании очередного шпиона — это было в самом начале 50-х годов прошлого века. «В районе рыбколхоза на берег вышел нарушитель границы, он перебирался по морю из Турции», — рассказывает ветеран. Кстати, смутно, но алуштинские старожилы этот случай помнят и даже утверждают, что именно он лег в основу известного детского приключенческого фильма «Акваланги на дне», снятого в Крыму.
О войне Федор Мосягин, как и многие другие ветераны, много раз видевшие смерть, разрушения и человеческую боль, не любит вспоминать. «Страшно, до сих пор страшно», — признается он. А ведь война — это всего пять лет из его 96, но свой след в душе она оставила навсегда.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Как мошенник стал начальником исправительной колонии

[1K] Криминал :: Как мошенник стал начальником исправительной колонии Какого только опыта не набираются люди в стенах исправительных учреждений. Одни, поняв свои ошибки, решают изменить жизнь, чтобы больше никогда не попасть в тюрьму. Другие «повышают криминальную квалификацию». Так случилось и с героем нашей...

Выгоды и риски жилья с бюджетной скидкой

[1K] Инфраструктура :: Выгоды и риски жилья с бюджетной скидкой Широко разрекламированная программа льготного ипотечного кредитования наконец-то начала обретать реальные очертания. В Крыму для участия в ней и стартовавшей на пару лет раньше программе строительства доступного жилья уже аккредитовали 12 домов....

Жара еще впереди

[1K] Соцзащита :: Жара еще впереди Но специалисты не считают это лето в Крыму аномально знойным и сухим

Человек, наверное, так устроен, что никогда не бывает доволен погодой, поэтому не прекращает на нее жаловаться. Сейчас крымчан донимает жара — люди всерьез...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • 12 самых полезных продуктов
  • 17-летняя девушка «бомбила» водителей рейсовых автобусов
  • Горчица салатная, или листовая, из семейства капустных
  • Гривню начали обесценивать?
  • В Украине остановился рынок недвижимости. Стараниями Минюста
  • Вот оно какое, наше лето. Криминальное
  • Баня или сауна. Польза и вред парилок
  • Лекарство от усталости
  • Социальные карты уже раздают
  • Кто выходит на тропу выборов
  • В Симферополе инспектор ПФ назначала людям… завышенные пенсии
  • Шизофреник зверски убил семью за… 550 гривен
  • Размножение растений зелеными черенками в летнюю пору
  • Эдуард Хиль ушел. Прощание с мистером Трололо
  • «Та дорогая подворотня, что в люди вывела меня»
  •  
    Яндекс.Метрика