Категории
 
архив
 
419 < 420 > 421



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Три жизни Константина Арцеулова

/МИХАИЛ ВОЛОДИН/

[1K] Среда обитания :: Три жизни Константина АрцеуловаВеликие соотечественники

Константин Арцеулов прожил долгую жизнь, в которой были взлеты и падения, слава и забвение. Можно даже сказать, что он прожил не одну, а три жизни, каждая из которых сделала бы честь его современникам. Однако сейчас Арцеулов широко известен в основном лишь как планерист, а другие достижения этого замечательного человека основательно подзабыты.

В череде великих уроженцев Крыма Константин Константинович Арцеулов занимает далеко не последнее место, однако в Ялте, Севастополе, Феодосии, Коктебеле, насколько известно, нет ни памятника, ни даже мемориального знака, посвященного этому человеку. О крымском селе Отуз (ныне Щебетовка), где долгое время жил Константин Арцеулов, интернет-энциклопедия сообщает: «Здесь любил бывать русский писатель Александр Грибоедов». Об Арцеулове ни слова.
Трудно отделаться от ощущения, что с Арцеуловым связана неприглядная история, из-за которой его имя если и упоминается, то вскользь. Что же это за история?

Тщетные надежды корабела

Константин Арцеулов родился 17 (29) мая 1891 года в Ялте в семье потомственного моряка. Его дед Николай Арцеулов был старшим судостроителем петербургского порта, спроектировал и построил первые российские броненосцы «Чесма», «Синоп» и другие. Его отец также был известным корабелом, впоследствии он занимал пост главного судостроителя севастопольского порта. Понятно, что юному Константину Арцеулову не оставалось ничего другого, кроме как продолжить семейную традицию и тоже стать корабелом. Впрочем, его мать была дочерью Ивана Айвазовского. Так как мальчик перенял от великого художника незаурядные способности к рисованию, существовала вероятность того, что он станет живописцем.
Но по настоянию отца Константина отдали не в гимназию, куда следовало определить будущего художника, а в реальное училище. Видимо, оно больше соответствовало наклонностям юного отрока, который грезил полетами в небе. «Я настолько увлекался полетами, — вспоминал Арцеулов, — что уже подозревал, нормален ли я. Тогда считали, что тот, кто думает летать, — не говоря уже о том, кто пытается это сделать, — человек, без сомнения,
ненормальный». Удостоверившись в том, что с помощью самодельных крыльев взлететь не удастся, Константин принялся мастерить планёр. Первая попытка оказалась комом, но это не остановило конструктора, и он начал трудиться над вторым аппаратом.
Однако завершить работу не удалось — в 1905 году Константина отправили в Петербург, в Морской корпус. Там он проучился три года, после чего был отчислен, так как врачи обнаружили у него «слабые легкие». Это, конечно, был лишь предлог. Из уважения к отцу и деду Константина вполне могли бы оставить в Морском корпусе, но он, видимо, не проявлял к учебе должного рвения. Взбешенный отец отослал юного балбеса с глаз долой в находящееся неподалеку от Феодосии село Отуз, где было имение его матушки. Та, напротив, очень обрадовалась тому, что Константин может посвятить себя живописи, продолжив дело своего великого деда.
Чем же занялся Константин Арцеулов после неудачной попытки стать корабелом? Может, он начал штудировать предметы, необходимые для поступления в Академию художеств? Нет, он принялся строить третий планёр и подыскивать место, откуда можно было бы взлететь в небо. «В 1908 году, — вспоминал Арцеулов, — я целыми днями бродил я по горам восточного Крыма, наблюдая парящий полет грифов и выискивая подходящее место для опытов с планёром. Мое внимание привлекла гора Узун-Сырт». Неудивительно, что экзамены в Академию художеств Константин Арцеулов провалил.
Боясь огорчить свою матушку, Константин поступил работать в студию известного художника Е. Лансере, но задержался там лишь на две недели. Как раз в это время в Петербурге открылся небольшой авиационный завод «Первого российского товарищества воздухоплавания Щетинина и К°», включавший в себя авиашколу «Гамаюн». На это предприятие и устроился работать Константин Арцеулов. 12 августа 1910 года он первым поднял в воздух только что изготовленный аэроплан «Россия-Б». Видимо, других охотников сломать себе шею не нашлось. Через год Арцеулов получил диплом «Международной федерации воздухоплавания» (вместе с ним школу окончил Игорь Сикорский) и отправился в Севастополь демонстрировать отцу свои достижения. Тот горестно вздохнул, поскольку считал летающие этажерки аппаратами совершенно бестолковыми, но сменил гнев на милость. Вскоре Арцеулова призвали в армию и зачислили вольноопределяющимся в Крымский конный полк, который дислоцировался в Симферополе. Чем он занимался во время службы, нетрудно догадаться — строил четвертый по счету планёр. Впрочем, чтобы порадовать матушку, горюющую, что он вовсе забросил живопись, Константин Арцеулов взялся иллюстрировать книгу Н. Маркса «Легенды Крыма». Получилось неплохо.

Победа над смертью

После начала Первой мировой войны прапорщик Арцеулов был зачислен в 12-й уланский полк. «Первый год войны, — рассказывал он, — я провел в кавалерии, командиром взвода уланского полка, все время в рейдах впереди передовой линии». За неполных восемь месяцев пребывания на фронте Арцеулов был награжден тремя орденами. После ранения он попал в госпиталь, откуда отправил рапорт с просьбой перевести его в воздушный флот. Через три месяца учебы в Севастопольской школе авиации прапорщик Арцеулов получил квалификацию «военный летчик» и вновь отправился на фронт. В воздухе он воевал столь же успешно, как и на земле, одержав 18 побед. К его трем орденам прибавились еще два: Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и Св. Владимира 4-й степени с мечами.
В конце августа 1916 года в некоторых российских и зарубежных изданиях появились заметки о гибели Арцеулова. Например, французский журнал «Аэрофиль» сообщил: «Нам телеграфируют из Петрограда, что известный русский летчик, внук знаменитого художника Айвазовского, нашел доблестную смерть в воздушном бою». Как выяснилось, произошла ошибка — за Арцеулова приняли другого летчика. Так завершилась первая жизнь человека, которого по праву считали легендой отечественной авиации. Если бы он прожил только эту жизнь, то уже заслуживал бы обелиска, но впереди его ожидало еще более блестящее будущее.
В сентябре 1916 года Константин Арцеулов как один из асов российской авиации был назначен начальником отделения истребителей севастопольской авиашколы. Не успел он войти в курс дела, как из восьми новых самолетов «Морис Фарман-40» шесть разбились в результате штопора — самопроизвольного закручивания летательного аппарата, причем все летчики погибли. Арцеулов обратился к французским инструкторам за советом, как выходить из штопора, на что они авторитетно ответили: «Из штопора выйти невозможно». Однако опыт планериста подсказал Арцеулову верное решение. Он поднялся в воздух, свалил самолет в штопор и непринужденно вывел его из него. Оказалось, всему виной традиционная схема управления самолетом: если самолет клюет носом, ручку управления следовало брать на себя, если заваливается на крыло, ручку управления в противоположную сторону. Но чтобы выйти из штопора, требовалось сделать все наоборот. До Арцеулова столь изящное решение никому не приходило в голову. Он сохранил жизнь сотням летчиков, причем не только в России, но и за ее пределами, так как его инструкция была немедленно переведена на несколько языков.
Череду революций Арцеулов, насколько можно судить, принял без воодушевления. Он вообще сторонился политики, считая, что его дело — авиация. Бурные годы, когда власть в Крыму переходила из одних рук в другие, он переждал в Отузе. В декабре 1920 года Константин Арцеулов получил назначение в 1-ю Московскую высшую школу красных военлетов, где он работал сначала летчиком-инструктором, а затем начальником летной части. Как только ему представилась возможность, Арцеулов начал строить пятый планёр. Кроме того, он организовал кружок под названием «Парящий полет», в работе которого приняли участие будущие авиаконструкторы О. Антонов, А. Яковлев, В. Мясищев, С. Ильюшин. Многие приходили в кружок лишь для того, чтобы своими глазами взглянуть на легендарного летчика. Один из членов кружка вспоминал, как выглядел в ту пору Константин Арцеулов: «Роста он был среднего, сухощавый, скорее, хрупкий. Загорелый, волосы темные, причесанные на прямой пробор, лицо узкое. Довольно высокий лоб, нос прямой с горбинкой, небольшие усики. А еще запомнились его глаза — большие, серые, с зеленоватым отливом, очень внимательные и одновременно спокойные, задумчивые. Говорил он, не повышая голоса. От него веяло каким-то подкупающим спокойствием. Он сразу располагал к себе».

«Раздавить вас как личность!»

В 1923 году мечта Константина Арцеулова сбылась — он поднял в воздух свой планёр, однако для продолжительного парения требовались восходящие потоки воздуха. В том же году по предложению Арцеулова в Крыму, на горе Узун-Сырт, состоялись первые всесоюзные планерные испытания. На планёре конструкции Арцеулова летчик Л. Юнгмейстер установил рекорд продолжительности полета — 1 час 2 минуты 30 секунд. Олег Антонов вспоминал об этом событии: «Когда планёр поднялся в воздух и начал парить над южным склоном, люди прыгали от радости, танцевали, обнимались. Так велика была радость!» Радовался и Константин Арцеулов, немного сожалея о том, что сам не мог поднять планёр в воздух, так как повредил ногу во время испытаний самолета. Через год Арцеулов побил этот рекорд, продержавшись в воздухе 1 час 17 минут.
Казалось, недалек тот день, когда замечательный планёр будет запущен в серийное производство, что позволит тысячам юношей и девушек, мечтающих о небе, осуществить мечту, но этим надеждам не суждено было сбыться — над головой Константина Арцеулова начали сгущаться тучи. Еще когда он выбрал гору Узун-Сырт, в компетентные органы посыпались доносы о том, что Арцеулов хочет улететь на своем планёре в сопредельное государство. В доносах не было недостатка и потом, тем более что подчеркнутая аполитичность Арцеулова давала к этому множество поводов. В плеяде «сталинских соколов» он, конечно, был белой вороной. В 1927 году Арцеулова с должности летчика-испытателя авиационного завода (всего он принял участие в испытании 90 летательных аппаратов) фактически отправили в ссылку, переведя в гражданскую авиацию для выполнения аэрофотосъемок. Он летал в Западной Сибири, прокладывая Транссиб, на Урале, в Средней Азии, не раз был на волосок от смерти, но та, видимо, во время Первой мировой войны потеряла его из виду. В начале 1933 года Константин Арцеулов был представлен к званию «заслуженный летчик СССР», а через три дня его арестовали.
Насчет того, за что его арестовали, ходило много слухов. Вот что рассказывал сам Арцеулов: «Более месяца перед началом очередного допроса я напоминал следователю, что мне все еще не предъявлено обвинение. Наконец, мне его вручили. Читать его стоило большого труда — мне приписывали воровство. Будто бы на аэродроме со склада я однажды украл «штуку шелка», чем в значительной степени подорвал оборону страны. Я сказал следователю, что такому обвинению никто не поверит, парашюты шьются из перкаля, так как шелк плотен, тяжел и дорог. Следователь задумался: «Но ведь в газетах пишут — над праздничным аэродромом раскрылись шелковые купола». Он перечитал обвинение и сказал страшные слова: «Да, нашему обвинению могут не поверить. Но для нас главное — раздавить вас как личность и доказать, что вы — враг народа». В текст обвинения были внесены поправки, после чего суд приговорил Арцеулова к трем годам ссылки.
На этом завершилась еще одна жизнь Константина Арцеулова. Были пущены слухи о том, что он обвинен в воровстве и признал свою вину, его имя вымарали из всех книг и справочников, даже гору Узун-Сырт, которую планеристы называли просто Горой, и ту переименовали, присвоив ей имя Климентьева — планериста, погибшего в 1924 году. Сам же Арцеулов работал в Архангельске мотористом на катере, а позже конструктором судостроительного бюро. Все же судьба распорядилась так, что ему пришлось пройти по стопам своего отца и деда. В 1937 году Арцеулов был освобожден, но выезд за пределы Архангельской области ему запретили. Бывшему зеку ничего не оставалось, кроме как освоить профессию художника-оформителя. В Москву Арцеулову разрешили вернуться лишь 1947 году, а через девять лет Константин Константинович был полностью реабилитирован. Вскоре он был избран членом Союза художников СССР, стал довольно известным живописцем и графиком. Знаменитые летчики и авиаконструкторы считали за честь, если их воспоминания иллюстрировал сам Константин Арцеулов. Третья жизнь этого человека завершилась 18 марта 1980 года. Перед смертью он успел прочесть книгу летчика-испытателя Марка Галлая «Жизнь Арцеулова», которая развенчала все наветы и сплетни вокруг имени легендарного авиатора. Эту книгу Галлай завершил словами: «Когда при мне в разговоре упоминают уникальное в истории цивилизации явление — российскую интеллигенцию, я всегда прежде всего вспоминаю одного из самых достойных ее представителей и выразителей — Константина Константиновича Арцеулова».

Фото: Константин Арцеулов в годы Первой мировой войны

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

Лекарство от рака найдено в рыбьем жире?

[1K] Здоровье :: Лекарство от рака найдено в рыбьем жире? Группа ученых из Египта выяснила, что омега-3, элемент, находящийся в рыбьем жире, уменьшает размер опухолей у мышей и делает химиотерапию более эффективной.
По мнению ученых, их открытие позволит разработать новый вид лекарств против...

Сколько стоит колонка?

[1K] Инфраструктура :: Сколько стоит колонка? Официальная статистика показывает, что в водопроводной системе Крыма теряется в среднем 40% воды. В каких-то регионах этот показатель ниже, как, например, в Симферополе, где потери не превышают дозволенные технормативами 30%, в иных, как в Керчи,...

Десятки миллионов на пластиковые карты. Кому это нужно?

[1K] Инфраструктура :: Десятки миллионов на пластиковые карты. Кому это нужно? 2 апреля в Украине опять начали подсчитывать вкладчиков бывшего Сбербанка СССР. Пожилые люди, как и 4 года назад, потянулись в отделения Ощадбанка за надеждой. Правда, в отличие от предыдущего раза, когда выдавали наличные, теперь они получат...

Светлана Кукса: «Выжила в тюрьме ради сына»

[1K] Криминал :: Светлана Кукса: «Выжила в тюрьме ради сына» Благодаря «1К» четверо невинных людей вышли на свободу, отсидев в СИЗО почти 6 лет

На прошлой неделе после 6 лет, проведенных в СИЗО, были отпущены на свободу жительница села Рубановка Херсонской области Светлана Кукса и трое...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Судья в «конверте»?
  • Полуголый «заложник» из авто и бдительные горожане
  • Лесник создал финансовую пирамиду и «развел» крымчан на 700 тысяч гривен
  • Бензин: убойные цены
  • «Золотое» поколение: какое оно?
  • К вниманию вкладчиков Сбербанка СССР
  • От зверя до политолога. Димон, выйди вон!
  • Константинов упал и поднялся
  • Человек, который собирал камни
  • Гагаринский парк в Симферополе станет пилотным проектом государственно-частного партнерства
  • Мартышкины налоги
  • Оставшись без мэра, Алупка ждет суда или новых выборов
  • Власть без совести на земле с… костями
  • Ссориться с мужем полезно, с женой — наоборот
  • Медведку привлекают влага и органические удобрения
  •  
    Яндекс.Метрика