Категории
 
архив
 
31 < 32 > 33



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Девяносто хозяек кукольного домика

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Девяносто хозяек кукольного домика«Мама, ну как, заживает?» — спрашивал сын, когда она откидывала с него одеяло. Клавдия Григорьевна сглатывала комок в горле. Хотелось обеими руками зажать рот и нос — чтобы не чувствовать страшного запаха гниющего тела. «Заживает-заживает, сегодня уже лучше!» — успокаивала и надеялась, что сын не видит ее глаз.

Потери

Чернота расползлась еще дальше, и язвы стали глубже. Сын не стонал — боли не чувствовал, был парализован ниже пояса. Кричать хотелось матери. А в соседней квартире ждала дочь, которая еще двадцать лет назад из-за опухоли мозга потеряла зрение.
...Клавдия Рудакова часто проходила мимо этого фотоателье, витрину которого украшали портреты пухлых малышей и семейных пар. Однажды фотограф выбежал ей навстречу и схватил за руку: «Я не вынесу, если вы снова уйдете! Почему вы не хотите, чтобы я вас сфотографировал?» Она потом купила оба портрета, которые несколько дней простояли в витрине. Он был настоящим мастером своего дела, этот фотограф, но и Клавдию Григорьевну в ее тридцать лет сравнить можно было разве что с заграничной актрисой: тяжелый узел волос, брови вразлет, огромные задумчивые глаза… Счастливая женщина.
Трудно поверить, но и эту Клавдию Рудакову, которой скоро исполнится восемьдесят, тоже нельзя назвать несчастной.
Двадцать четыре года назад ее дочери поставили страшный диагноз. Операция помогла женщине выжить, но опухоль мозга успела забрать зрение. Клавдия Григорьевна будто вернулась на много лет назад: вот снова дочь делает первые самостоятельные шаги. Вот снова падает и плачет от огорчения, когда натыкается на мебель. Вот она снова просит: «Мама, посиди со мной, расскажи что-нибудь!» Клавдии Григорьевне удалось устроить так, что квартиры она и семья дочери получили на одной лестничной клетке — благо этот симферопольский дом был ведомственный, а обе женщины работали в системе МВД Крыма.
Потом у сына стали отказывать ноги. Сначала ходил с палочкой, потом с костылями, потом и вовсе слег. На восемь лет. Теперь Клавдия Григорьевна металась уже между двумя инвалидами, подрабатывая еще и в детском саду ночной няней. Кажется, в последние недели своей жизни сын перестал верить маминым «заживает», все чаще уговаривал ее не плакать, если с ним что-нибудь случится, все больше говорил ласковых слов. А когда в последний раз вернулся из больницы, попросил: «Мамочка, дай быстрее сковородку, которую я начал чинить, доделаю, пока могу». А Клавдия Григорьевна смотрела на его побелевшие слабые руки.
Он умер ночью. Дочери Клавдия Григорьевна ничего не сказала — та угасала в больнице. Ее забрали, чтобы последние дни провела не на казенной койке. Обоих детей Клавдия Рудакова похоронила в течение десяти дней.

Бабушка, играющая в куклы

Она не осталась одна — к ней переехал один из внуков вместе с семьей, а когда молодые получили свое жилье, Клавдия Григорьевна взяла к себе девочек-студенток — чтобы в доме не было так пусто. Четыре года назад она занималась уборкой на балконе — и наткнулась на старую поломанную куклу. Какими судьбами оказалась там эта пластмассовая инвалидка, без ноги, с лысой головой — остается только гадать. Но Клавдии Григорьевне она подарила новую жизнь. Пожилой женщине вдруг стало до слез жалко эту ненужную, заброшенную игрушку. И она отправилась… на поиски лоскутков, чтобы сшить кукольное платье. Каждый человек по-своему переживает горе. Мы не удивляемся, когда беду заливают алкоголем, — почему бы и бабушке не забыться, взяв в руки игрушку?
…Они стоят в коридоре, они заняли несколько полок серванта, устроились на журнальном столике, на этажерке, на телевизоре. Девяносто кукол. Целлулоидные блондинки и брюнетки с пластмассовыми ресницами. Немецкие и венгерские барышни с мягким тельцем и гнущимися ручками — мечта девчонок конца семидесятых. Кривоногие пупсы и целый выводок Барби: от дешевых турецких подделок до фирменных — изящных и некогда снабженных богатым приданым. Барби около двадцати штук, а основная часть коллекции — обычные старые куклы.
Кукол Клавдия Григорьевна искала по знакомым, выпрашивала поломанные в детском саду, попросила дворника — и тот стал приносить ей из мусорных контейнеров поломанные игрушки, пластмассовые ручки и ножки, яркие лоскутки. Теперь весь дом, да что там дом — весь микрорайон знает, куда отнести ставшую ненужной куклу. «Я люблю этих выброшенных кукол, как своих детей. Хочется одеть их, хочется, чтобы на них было приятно смотреть», — говорит Клавдия Григорьевна и поправляет наряды на своих «детках». Наряды действительно замечательные: стилизованные под старину платья, вуали, украшения. Кукла-индианка, цыганки, японка, восточный шах со своим гаремом, женихи и невесты — как положено, господа в смокингах, дамы в невесомо-белых платьях. А со стены улыбается уголками губ тридцатилетняя Клавдия Григорьевна — счастливая жена и мать, которая носила изящные маленькие шляпки и изысканно-простые костюмы, — их придумывала сама. Она представить не могла, что через полвека снова возьмется шить — только теперь для кукол. Ведь они ее спасли — превратились в ниточку, которая связала мир пожилой женщины с другими людьми. К Клавдии Рудаковой нередко приводят детей: посмотреть на кукол.

Беда не приходит одна

От умершей дочери у Клавдии Григорьевны осталось одно платьишко — на память и внук Дима. За него сердце болело больше, чем за остальных: и мягок, и доверчив, и за себя постоять не может. Он несколько раз ездил в Москву на заработки. Работа была то на рынке, то на стройке. После похорон матери снова уехал. Когда прощался с бабушкой, то сказал, что продал квартиру, а она ведь отговаривала. Веселый был, говорил, что на эти деньги начнет вместе со знакомым свое дело. Оставил какую-то сумму бабушке — на всякий случай. Потом позвонил: «Срочно высылай мои деньги!» Оказалось, что его ссадили с поезда, а вырученную за квартиру сумму отобрали. Он написал потом только одно письмо, обещая вернуться к декабрю. А тут Клавдии Григорьевне дали бесплатную путевку в санаторий, в Одессу. Ей не хотелось ехать, но вокруг закатывали глаза: «Да как же можно отказываться!» Вот и поехала.
Когда вернулась, поняла, что предчувствие плохого не обмануло: был звонок из Москвы. Какая-то женщина, узнав, что Клавдии Григорьевны дома нет, сказала: «Передайте ей, что ее внук у меня, пусть приезжает и забирает». Коротко рассказала, что подобрала его на вокзале как бомжа, без денег и документов. Свой телефонный номер незнакомка оставила. Клавдия Григорьевна принялась названивать: «Можно позвать такую-то?» И услышала: «Она не хочет подходить к телефону, не беспокойте ее!»
Что изменилось за эти несколько дней? Почему женщина не хочет говорить? Куда делся внук? Клавдия Григорьевна не переставала звонить, упросила поехавших в Москву знакомых позвонить по этому номеру, попросить о встрече. Они звонили, только немногого добились: «Пусть родственники сами приезжают, с ними и будем разговаривать». В огромном городе без вести растворялось немало людей, приехавших на заработки. Подпольные предприятия, использующие труд беспаспортных и бесправных рабов из ближнего зарубежья, — не просто страшные сказки. «У Димы только я и осталась, больше никто о нем не побеспокоится, — вытирает глаза Клавдия Григорьевна. — Буду искать, буду ждать».
…Куклы не могут менять выражение лица, на чисто отмытых личиках застыли радость, равнодушие, глуповатое ожидание. Это просто солнечные лучи падают по-другому — вот и кажется, что все они — от темнокожего «арапчика», купленного за гривню на рынке, до огромной, когда-то пищавщей «мама» куклы — смотрят на свою хозяйку и спасительницу сочувственно. А на балконе лежат другие — без рук, без ног, без волос. Ждут своего часа. Им тоже предстоит вернуться к жизни.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Анекдоты

[1K] Калейдоскоп :: Анекдоты В финале игры «Поле чудес» три чукчи. Ведущий:
— От чего будете страховаться?
1-й чукча:
— Играл и сломал барабан.
2-й чукча:
— Угадал все буквы, но не смог прочитать слово.
3-й чукча:
— Играл-играл...

Остеопороз — проблемы возраста и хрупких костей

[1K] Здоровье :: Остеопороз — проблемы возраста и хрупких костей Если вам за пятьдесят и у вас часто случаются переломы конечностей, не спешите делать выводы о своей невезучести. К сожалению, к подобным неприятностям может привести остеопороз. Это наиболее распространенное заболевание костной ткани, при котором...

Филипок разбушевался

[1K] Телемир :: Филипок разбушевался Скандал с Филиппом Киркоровым вошел в новую стадию. Объявившие певцу байкот российские СМИ решили посвятить поведению Филиппа Бедросовича часовую программу «Основной инстинкт».
Хамство Киркорова — величина постоянная, в этом плане он...

Разводить мосты по-крымски, или Осторожно, мост!

[1K] Инфраструктура :: Разводить мосты по-крымски, или Осторожно, мост! На 28-м км трассы Советское — Старый Крым в центре села Золотое Поле Кировского района, у речушки Мокрый Индол, через которую некогда был перекинут автомобильный мост, возвышаются две горы щебня. Часть моста, по которому следуют и легковые...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Первая помощь при поражении электротоком
  • Пить пиво или не пить — вот в чем вопрос
  • Крымский щит Манштейна
  • Психологический тест: Цвета нашей жизни
  • Сало полезно. Но в меру
  • Большая сила маленького клевера
  • Когда нитраты не виноваты
  • «Бытовуха»: криминальные войны между… соседями
  • Под Севастополем воюют за плато
  • По фитофторозу — проволокой
  • Украина для протестантов
  • Совмин даст аграриям 7 млн. грн. на покупку дизтоплива
  • «Подними» радикулит с постели
  • Президент запретил шуметь
  • Ингушетия — новая территория войны
  •  
    Яндекс.Метрика