Категории
 
архив
 
294 < 295 > 296



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Двойная смерть на пешеходном переходе

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Двойная смерть на пешеходном переходеРодители погибших подростков не уверены, что виновник ДТП отбывает наказание

Комнату эту продолжают называть Катиной. Кругом ее снимки — совсем маленькой, доверчиво глядящей в объектив фотоаппарата; в поле среди красных маков, на фоне моря… Прошло почти два с половиной года, а ее родители будто пытаются остановить время, которое все дальше и дальше уносит такие дорогие подробности о дочери — как улыбалась, поворачивала голову, как порой, посмотревшись в зеркало, до слез уверяла саму себя, что и нос не тот, и глаза не такие большие… Кате было тринадцать и должно было исполниться четырнадцать, потом пятнадцать, шестнадцать. Она бы окончила школу, поступила в институт, однажды надела бы одно из белых, в рюшах и кружевах, платьев, которыми маленькой подолгу любовалась в витринах магазинов, а папа и мама шутливо отмахивались бы от выкриков гостей, желавших им поскорее внуков, — успеет еще дочка, вся жизнь впереди!

Впереди у Кати не оказалось ничего — только дорога, блестящая под мелкой моросью, летящая по ней иномарка, страшный удар, протокол судмедэксперта, скрупулезно перечислявший страшные, несовместимые с жизнью повреждения. Было наивное, понятное только Катиной маме облегчение оттого, что хоть лицо у дочки осталось неповрежденным.

Страшный день рождения

«Возьмите меня с собой!»— попросила Катя, когда забежала на работу к маме, чтобы поздравить ее с днем рождения. Это было 4 марта 2007 года. Галина Николаевна собиралась вместе со сменщицей пойти в кафе, чтобы немножко посидеть, поговорить, — как-то давно не получалось у них спокойно пообщаться. «Она так просилась с нами… — вспоминает мама. — Я еще никогда ее такой не видела, Катя будто предчувствовала что-то. А у меня вот ничто не дрогнуло, не шевельнулось». За Катей заехал ее друг, Валера Дорожкин. Они познакомились у общих приятелей, и, хотя разница между ними была в три года, девочка часто откровенничала с мамой, что они понимают друг друга чуть ли не с полуслова. Была, конечно, в этой дружбе и влюбленность со стороны Валеры, и Катина симпатия, к которой добавлялась капелька осознания своей женственности, привлекательности. Валера нередко провожал Катю, хотя сам жил в Симферополе, а семья Биденко в селе Пионерском. И в этот раз они ушли вместе, сопровождаемые наказом Галины Николаевны не гулять долго, а сразу идти домой, где уже ждет бабушка, и попробовать испеченный ею праздничный пирог.
Звонок мобильного раздался, когда Галина Биденко подходила к остановке на Куйбышевском рынке, откуда всегда уезжала в Пионерское. «Ну не дают маме покоя, — выпалила она в трубку. — Я уже выезжаю!» И вдруг услышала голос сына: «Мамочка, ты сейчас не одна?
У нас такое горе…» Женщина сразу подумала о бабушке,
своей маме, у которой в последнее время было плохо с сердцем, но в следующие слова — «нашей маленькой больше нет» — верить отказывалась. Она запомнила, как выронила телефон, как все поплыло перед глазами, будто сквозь сон слышала: «Давайте на руках ее до машины донесем» — оказывается, к остановке на машине уже подъехал сын. И пока они ехали к Пионерскому, казалось, что происходит все это не с ней, не наяву. Врезались в память мигалки милицейских машин, крик мужа и как он пытался подбежать к телу Кати.
Галина Николаевна заплакать не смогла, даже отвечала на вопросы милиционера, интересовавшегося вторым погибшим: сказала имя и фамилию, район, где тот жил. Она была уверена, что маму Валеры известят. А та всю ночь прождала сына — еще не случалось такого, чтобы тот не пришел ночевать. Уверила себя, что он засиделся у Кати и ее родители не решились на ночь глядя отпустить его. А утром набрала номер Катиного брата и услышала: «Их машина вчера сбила». В самое страшное женщина тоже не могла поверить сразу, требовала сказать, в какой они больнице. Галина Биденко уверена: был какой-то знак дочери о том, что ее жизнь будет короткой и оборвется так страшно. Первое их с Валерой свидание прошло как раз на этом кладбище —
девочка зачем-то потащила его показать могилу дедушки. «Нашли куда пойти!» — выговаривала потом Кате мама. А вышло так, что могилу обоим и выкопали возле Катиного дедушки, — похоронили их, погибших вместе, бок о бок.

«Сейчас собьет!»

Место, где машина сбила Катю и Валеру, — 666-й километр шоссе Харьков — Симферополь — Ялта, жители Пионерского считают проклятым: здесь под колесами погиб не один человек. Никакой мистики — просто очень широкое дорожное полотно, четыре полосы движения, машины с горки разгоняются, а водители не всегда считают нужным тормозить даже перед пешеходным переходом, что рядом с остановкой.
Катя и Валера приехали на троллейбусе. Темно еще не было, сумерки — начало седьмого. Вместе с ними из троллейбуса вышел парень, местный житель. Может быть, если бы он не остановился прикурить, а шагнул вместе с подростками на «зебру» перехода, то погибших было бы трое. Но он потом подтвердил, что в этот момент не было видно машин, потому Катя и Валера стали переходить дорогу. Еще двое свидетелей, супружеская пара, которая в своей машине ехала из Симферополя, дали показания, что, не доезжая до остановки, они увидели, как по пешеходному переходу идут люди. Их машину обогнала иномарка, которая неслась так быстро, что находившаяся за рулем женщина невольно вскрикнула: «Сейчас собьет!» Иномарка, не попытавшись свернуть или затормозить, врезалась в державшихся за руки подростков. Ошеломленный односельчанин, стоявший на остановке, потом повторял, что тела «взлетели чуть ли не до проводов электропередач». Автомобилисты — и свидетели, и виновник ДТП — остановились. Первые кинулись к телам — посмотреть, живы ли пострадавшие, второй достал мобильник и принялся звонить адвокату и в страховую компанию…
Родным Кати и Валеры было как раз не до адвокатов — надо было учиться жить с горем, которое обрушилось на них. Они были уверены, что суд вынесет справедливый приговор, ведь их дети не были виноваты, это их сбила на пешеходном переходе машина, значительно превысившая скорость, — это, кстати, подтвердили две экспертизы. Они перед судом один раз виделись с виновником ДТП — тот приезжал к ним, правда, не по своей инициативе, а когда родственница Биденко поинтересовалась, собирается ли он принести извинения родителям и компенсировать им затраты на похороны. «Особых извинений не было, — вздыхает Галина Николаевна. — Понятно, что в такой ситуации родителям никакие слова не помогут, но ведь видно, когда человека мучает содеянное, он сам пытается душу облегчить. Нет, этого не было, он сказал: «Что я, специально? Я за ними не гонялся». Он жалел — но только себя, что с ним приключилась такая неприятность. И на суде говорил: «Я сожалею, что для меня все так обернулось». Суд зачел это как чистосердечное раскаяние».

С мозолью на душе

Верующие люди считают, что когда-нибудь каждый получит по заслугам. И не за сами проступки, вольные и невольные прегрешения, а за нежелание раскаяться в них. За старательно и любовно взращенную мозоль на душе, которая не пропускает в нее сострадание к другим. Одни люди, став виновниками несчастья, стараются его искупить, другие — выйти из «неприятностей» с минимальными потерями.
Но суд земной оказался быстрее суда небесного, окончательный вердикт вынес почти через 8 месяцев после гибели подростков. Приговор человеку, виновному в ДТП, был таким: 4 года лишения свободы и компенсация морального ущерба родителям Кати Биденко и Валеры Дорожкина — по 100 тыс. грн. Правда, те уже знали, что на самом деле не получат ни копейки, — водитель иномарки заблаговременно, благо до суда находился на свободе, избавился от своего движимого и недвижимого имущества. Де-факто он оказался гол как сокол, и «в связи с отсутствием имущества и денежных вкладов» было вынесено судебное решение об оставлении решения без исполнения.
«Мы приговор не обжаловали, не до того было, — рассказывает мама Кати. — Ну четыре года, так четыре. И мы были уверены, что он срок отбывает, раз решение суда вступило в законную силу. Проходит где-то полгода
— и вдруг я узнаю, что он вовсе не сидит. Стали писать, узнавать и вот получаем из прокуратуры письмо, что «приговор не был приведен в исполнение в связи с… неустановлением местонахождения осужденного». И в розыск, оказывается, он был объявлен после того, как мы стали обращаться в разные инстанции. Осужденный к лишению свободы человек спокойно жил в Симферополе, успел обзавестись вторым ребенком. Однажды мы с мужем сами видели его в городе! Это что же, стал виновником смерти двух детей, и вообще никакого наказания?»
Задержали осужденного только в январе 2009 г., но о том, отбывает ли он наказание и где именно, родители Кати и Валеры так и не могут узнать. А право на это имеют — в конце концов, в колониях осужденных обеспечивают работой, и часть заработка виновника ДТП, как это и предусмотрено законом, могла бы перечисляться в счет погашения той самой моральной компенсации. Дело-то, конечно, не в деньгах — люди просто хотят знать, что правосудие существует, потому что до них дошли слухи о том, что этого человека снова отпустили. Перед законом все равны, но часто оказывается, что некоторые ровнее других… Летящая на пешеходный переход иномарка смяла не только жизни двух подростков — сидевший за рулем человек разрушил жизни двух семей и сделал все, чтобы избежать наказания. Получилось ли это у него? А вот Катя и Валера до сих пор снятся своим матерям. Живыми.

Фото: Галина Биденко у могилы Кати и Валеры

комментариев:1   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Джеймс Петтит: «Сегодня мы говорим о полноценном консульстве в Крыму»

[1K] Политика :: Джеймс Петтит: «Сегодня мы говорим о полноценном консульстве в Крыму» На вопросы «1К» отвечает временный поверенный в делах США в Украине

1К Многих интересует, как потепление в отношениях между США и Россией, заметное в последнее время, отразится на Украине.

ДП Думаю, что на Украине...

Собака женского рода и пивные «истины»

[1K] Соцзащита :: Собака женского рода и пивные «истины» Наверное, кому-то кажется оригинальным и даже остроумным переходить за грани, отделяющие приличное от непристойности, беспристрастность от смакования жестокости, откровенность от религиозной или национальной нетерпимости. Может быть, не каждый...

«Нехорошая квартира» продолжает творить свои черные дела

[1K] Криминал :: «Нехорошая квартира» продолжает творить свои черные дела На свете есть такие места, которые несут в себе зло и неприятности. Например, так называемые нехорошие квартиры, где постоянно совершаются преступления. «Живет» своей черной жизнью такая квартира и в Симферополе. Она горела, в ней убивали,...

Дело — труба. Бесхозная…

[1K] Инфраструктура :: Дело — труба. Бесхозная… Если возле дома месяц течет водопровод, а ремонтировать его никто не приезжает, значит, у этой трубы нет хозяина. Увы, даже с дорогостоящими объектами такое случается. И не только с водоводами, но и газопроводами, теплотрассами и линиями...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Подсолнухи красивые, вот только зачем так кривляться и голосить
  • Кризис толкает аферистов на «тупой беспредел»
  • Зачем чумаки ездили на Крымский полуостров?
  • Грабли в политике стали гильотиной
  • Жертва уже ждала преступника в… райотделе милиции
  • Внимание: розыск!
  • В ювелирку деньги вкладывать выгодно — если правильно выбрать украшения
  • Над компроматом на «Русский блок» уже работают эксперты-графологи
  • Умереть можно не только от СПИДа, но и от... энергетического напитка
  • Шиповник — стратегическое сырье
  • Наша беда — дороги и дураки, которые идут по ним к власти
  • За спиной Богословской угадывается силуэт Куницына?
  • Задержана банда налетчиков
  • Крымчане жгли себя огнем, обнимались с питонами, играли на ложках и рюмках
  • Не власть, а «малина»
  •  
    Яндекс.Метрика