"[1K] Звездопад :: Писанка похудела и стала меньше интересовать зрителей"Антреприза вновь сподобилась на сюрприз. Впрочем, это уже и не сюрприз вовсе, мы привыкли. Творческая группа Российского независимого театра (Господи, от кого независимого?) начала показ спектакля «Декамерон» в Симферополе почти с часовым опозданием. Можно понять гостей — у них что-то с транспортом случилось под Перевалом (ехали из Ялты, где то ли антрепризили, то ли Руслану Писанку из «Артека» забирали, то ли загорали и купались, то ли все это вместе делали). Можно понять и зрителей — им надоели эти опоздания в исполнении заезжих гастролеров, опоздания, повторяющиеся с завидной регулярностью: деньги за билеты плачены немалые — подавай качественный товар. Так что обе стороны разнервничались еще до начала зрелища.

Запахло «клубничкой»

На сей раз предложили зрелище под названием «Декамерон». Вряд ли рассчитывали на тонких знатоков и любителей творчества Джованни Бокаччио. Скорее, на привлекательное название: «Декамерон» — это в восприятии зрительской массы нечто остренькое, эротично-«клубничное». Эдакая узаконенная легкая эротика, в которой ничего плохого нет, потому что классика. Вот эта самая «клубничка» вместе с известными по ТВ актерами должна была обеспечить кассу.
Из узнаваемых личностей обещали Александра Семчева (очень полный актер, милиционер в «Свадьбе» Павла Лунгина), Владимира Горянского («День рождения Буржуя», «Исцеление любовью»), Галину Беляеву («Мой ласковый и нежный зверь», «Ах, водевиль, водевиль»). Никого из вышеперечисленных не было. Фамилия Филатов тоже манила — некоторые, наверное, подумали, что это Леонид Филатов, которого уже давно нет на свете, взял да и воскрес. Но это был совсем другой Филатов. Ну и что? Руслану Писанку ведь обещали и Ольгу Сумскую тоже. Сбылось, обеих привезли и показали. Вот и любуйтесь.
Отчего это московский театр выставил на сей раз вперед, как забрало, украинских женщин? Да оттого, что «Декамерон» в творческой судьбе двух этих дам произведение знаковое. Был в свое время такой испеченный на гребне перестройки, а также всеобщей свободы и независимости фильм — «Несколько любовных историй», снятый по этому самому «Декамерону». Фильм очень слабенький, несмотря на «усиление» со стороны Георгия Вицина и Армена Джигарханяна, но знаменательный тем, что Сумская там обнажалась, а Писанка вообще отважно продемонстрировала свои формы миллионам телезрителей. Ее коронное место, то, которое пониже спины, взволновало не на шутку — фильм крутили бесконечно по всем украинским и российским телеканалам. А какие формы у Русланы Писанки — это всем известно, славу ей принесли именно они, а не какое-то особое мастерство в ведении прогноза погоды. Бог с ней, с погодой — когда вам показывают такую ошеломляющую задницу, о погоде забываешь надолго, если не навсегда.
Некоторые зрители, наверное, потому и пошли на антрепризный «Декамерон» — надеялись, что то же самое покажут им на сцене вживую. Не показали.
В плане эротики театральный «Декамерон» получился пресноватым и наивным — подростковое обыгрывание слов типа «дала» — «не дала», пошловатые жесты да какие-то дикие прыжки за занавеской, призванные изображать, должно быть, выдающийся по качеству половой акт. Да еще полунагие восточные танцовщицы не очень высокого уровня плюс обнаженка периода эпохи Возрождения в качестве художественного оформления. Все это, честно говоря, не впечатляло.

Писал ли Бокаччио об украинском президенте?

На сцене симферопольцы увидели зрелище невысокого пошиба. На подмостках действовали артисты не первого класса, хорошо знакомые нам по антрепризам прошлых лет — «Мастеру и Маргарите», «Собачьему сердцу». Ребята, не снискав в российской столице большой известности, сбились в стаю, позвали столь же неизвестного режиссера (В. Варецкий котируется примерно так же, как Московский областной театр им. А. Островского, который он возглавляет) и создали очередное зрелище с тем, чтобы покорять темную провинцию (про темноту — это они так думают). Есть в этой сколоченной наспех труппе и свой мачо, и свой толстяк, и свой простак. Есть две девушки, которым сцена просто противопоказана.
Поскольку каждый играет по нескольку ролей, ребятам приходится перевоплощаться. Они хромают, грассируют, заикаются. Впрочем, их настоящая дикция ненамного лучше той, которую они применяют для внешней характерности.
Поскольку особым актерским и режиссерским мастерством независимый театр похвастать не может, антрепризникам приходится идти на хорошо знакомые ухищрения. Во время классического спектакля они то начинают кричать: «Спасибо, симферопольцы!», то ни к селу ни к городу выдают современный футбольный комментарий, то разгуливают по сцене босиком, то в трусах, то спускаются в зрительный зал собирать милостыню и удивляются, что им подают не итальянскую валюту, а украинскую. Кроме того, долго и нудно сдают прямо на сцене анализ мочи и занимаются прочими медицинскими манипуляциями. Когда доходит до полного отчаяния, вспоминают украинского президента, и один из персонажей Бокаччио (несчастный итальянец о существовании Виктора Андреевича даже и не подозревал) обращается к залу со словами: «Ци руки ничого не крали!» Вот и не понимаешь, то ли это уважающий себя драматический театр, то ли «95 квартал» с «Камеди-клабом» вперемешку.

Что Руслана, что Роксолана

А что же наши примадонны? Ольга Сумская — Роксолана украинского искусства — вела себя на сцене очень гордо. Занята была всего в двух новеллах, держалась холодно и строго, подчеркивая всем своим сумским видом, что попала
в эту шарашкину контору совершенно случайно.
Игра же Русланы Писанки мало кого в зале интересовала — собравшие в основном рассматривали, как она выглядит. Выглядит как выглядит. Загорела, похудела. Худеть ей, замечу, совершенно противопоказано, потому что, кроме пышных форм, у нее никаких других сверхдостоинств и раньше не было замечено, и нынче нет. Знающие ее поближе, может быть, возразят, что она очень умная, с юмором и отличная хозяйка, но мы-то ничего этого не знаем и на веру принимать не собираемся, а видим то, что происходит на сцене. А на сцене одна из многочисленных телевизионных фигур пыталась убедить нас в том, что она лихая театральная актриса, и это ей не очень удавалось. Для домашнего театра — может быть. Не более. Увидев, что Писанка несколько уменьшилась в размерах, зрители принимали ее довольно-таки прохладно, даже не встретили аплодисментами (Сумскую тоже).
Впрочем, Писанка, говорят, получила в «Артеке» сотрясение мозга, после того как активно участвовала в водных игрищах. Ее нужно пожалеть. Как и многих других столичных деятелей, которые летом в Крыму задорно скачут с одного фестиваля на другой и светятся там, светятся, светятся.
Симферопольские зрители отнеслись к «Декамерону» вежливо, но с некоторым удивлением и прохладцей. Прохладца появилась и от часового ожидания, и от увиденного зрелища. Некоторые покидали помещение прямо во время действия, после антракта зал опустел еще больше.
Все-таки есть надежда, что когда-нибудь наступят лучшие времена — и симферопольские зрители перестанут аплодировать артистам только за то, что они заехали из Киева, Москвы и Петербурга. В конце концов, многих уже живьем видели, не удивишь — и Инну Чурикову с Николаем Караченцовым, и Дмитрия Певцова, и Евгения Гришковца, и Ивара Калныньша, и даже спектакли Романа Григорьевича Виктюка. Так что прогнозом погоды, воцарившимся на театральной сцене, нас не поразишь, не испугаешь.