Категории
 
архив
 
274 < 275 > 276



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Джанкойским чабанам «пришили» политику и расстреляли за потерю овец

[1K] Жизнь :: Джанкойским чабанам «пришили» политику и расстреляли за потерю овецМы до сих пор не знаем, сколько крымчан пострадали от массовых политических репрессий от времени становления советской власти до 1953 года, историки называют примерную цифру (без статистики депортации): 60-100 тыс. человек. Уже 16 лет в автономии идет работа по изучению хранящихся в архивах СБУ дел репрессированных. До сих пор в Крым приезжают или пишут люди, которые хотят хоть что-то узнать о судьбах своих родных — отцов, дедушек и бабушек, которые однажды были арестованы, и навсегда пропали для своих близких.

Остановитесь у любого книжного лотка. Наверняка среди книг, которые продавцы будут расхваливать как «бестселлеры», обнаружатся томики, посвященные политическим репрессиям. Одни рассчитаны на серьезную, интересующуюся историей аудиторию, другие — воспоминания людей, прошедших через тюрьмы, ссылки, потерявших там родных и друзей, третьи — не что иное, как буйная фантазия авторов, замешанная на обрывках информации, позаимствованной из тех самых ученых трудов. Вот там и можно найти «оригинальные» идеи, от заговора иностранных разведок до людоедской сущности людей, управлявших Советским Союзом. На самом деле причины политических репрессий были обыденнее, проще и… страшнее.

Террор с оглядкой

Мы до сих пор не знаем, сколько крымчан пострадали от массовых политических репрессий от времени становления советской власти до 1953 года, историки называют примерную цифру (без статистики депортации): 60 — 100 тыс. человек. Уже 16 лет в автономии идет работа по изучению хранящихся в архивах СБУ дел репрессированных. До сих пор в Крым приезжают или пишут люди, желающие хоть что-то узнать о судьбах своих родных — отцов, дедушек и бабушек, которые однажды были арестованы и навсегда пропали для своих близких. «Я вспоминаю одного мужчину, который изучал найденное с нашей помощью дело своего отца и обнаружил, что у него… был старший брат, — рассказывает историк, руководитель научно-редакционной группы «Реабилитированные историей» Дмитрий Омельчук. — Они были совсем маленькими, когда арестовали отца, а детей разбросали по детдомам». Но смысл огромной архивной работы не только в восстановлении имен репрессированных и семейных историй. Она помогает понять механизм того, что происходило по всему Союзу в 20-е, 30-е, начале 50-х годов. Дмитрий Омельчук констатирует: террор не был проявлением злого гения Сталина, а государственной политикой, методом управления. При этом террор удачно и умело сочетали с социальным маневрированием, и он не был постоянным. Первый всплеск репрессий после окончания Гражданской войны — это победители отыгрались на проигравших, наверняка другая сторона сделала бы то же самое. Волна конца 20-х — начала 30-х годов была связана с коллективизацией, и ожесточенное сопротивление крестьян, сопровождавшееся репрессиями, свои плоды таки дало: государство отказалось от идеи коммун, в которых каждый работающий не имел никакой собственности, заменив их другой формой объединения — колхозами. Мало кто знает, что большой террор 1937 — 1938 гг. имел свой «откат», во время которого много людей освободили из заключения и лагерей. То же связано и с войной, и с послевоенным временем.

«Бывшие люди»

В старых фильмах, где герои высказывают в адрес друг друга нелицеприятные вещи, можно услышать слово «лишенец». В нынешнем лексиконе ругательств его уже нет, потому что давным-давно нет такого наказания, как лишение избирательных прав. В Советском Союзе это означало не просто невозможность голосовать на выборах. Лишенцы автоматически становились людьми второго сорта, их не принимали на работу, гнали из квартир и домов, не выплачивали пенсии. Научно-редакционная группа «Реабилитированные историей» изучала и эту форму своеобразного уничтожения людей — мелких торговцев, священников, мулл, бывших купцов, дворян и многих других. В каждом таком деле сломанные судьбы, нужда, унижение, отчаяние. Валентина Долгорукая, жившая в Симферополе, была самой настоящей княгиней, оставшейся в 1917 году без мужа, средств к существованию и помощи. Она зарабатывала уроками французского языка и в 1930 году даже получила официально право на репетиторство. А несколько месяцев спустя в Симферопольский горизбирком пришел донос от полуграмотной рабочей, соседки Долгорукой, сообщившей, что княгиня имеет избирательные права и хлебную карточку. «Прошу, проверьте это дело и лишите бывших людей права голоса», — просила «доброжелательница». Прав княгиню лишили. Долгорукой было приказано в 24 часа освободить угол, который она снимала, паек она тоже не смогла получать. А вот 64-летняя Анна Затурская в 1930 году стала лишенкой за… продажу пирожков с лотка. ЖАКТ (старый аналог ЖЭУ) тут же «попросил» ее освободить квартиру. Старушку выбросили на улицу в феврале, больше ничего о ее судьбе неизвестно.
Вместе с лишенцем людьми второго сорта становились члены его семьи, поэтому так много в газетах того времени… отказов от жен, мужей, отцов. «Я, Зейнеб Абатулла, проживаю в Симферополе по ул. Кантарной, 46. Отказываюсь от мужа-лишенца Сейдамета Меметова и порываю с ним всяческую связь», — это объявление было опубликовано в газете «Красный Крым» 30 апреля 1930 г. Ценой отказа от мужа были жизни трех детей этой женщины.

Расстрельные дела

Дела были разные: на одного, на десять, на сто или двести человек. Абсолютно фальсифицированные и такие, где к реальному факту подтягивалось политическое обвинение. И являлось основанием для вынесения приговора, часто смертного.
Дмитрий Омельчук упомянул случай, когда в 1936 году в Джанкойском районе было заведено дело по обвинению группы колхозников в антисоветской деятельности. На отдаленной ферме чабаны не успели загнать в кошару более сотни овец, начался снегопад с морозами, животные погибли на улице. Обвинение во вредительстве было украшено политической составляющей: якобы чабаны создали антисоветскую организацию. Бдительные органы «нашли» и ее руководителя, и вербовщиков… Приговоры были и расстрельные, и с огромными сроками лишения свободы.
Одного крымского учителя объявили участником троцкистского заговора и польским шпионом. Доказательств этому, конечно, не нашлось, зато в ходе общения со следователем (а тогда уже применяли «особые» методы допроса) выплыли реальные факты. Однажды на уроке рисования он сказал детям, что советский герб довольно сложен для изображения, а вот свастику рисовать намного проще. Ученики придумали развлечение: нарисовали на ладошках свастику и бегали друг за дружкой, припечатывая ее на спины. Вот так появилось обвинение в фашистской агитации. Отказ от подписки на госзайм еще больше утяжелил вину учителя, и присудили ему в итоге высшую меру наказания.
В Феодосии школьницы-старшеклассницы резвились в сельском клубе, смеха ради надели на бюст Сталина косыночку и весело крутились возле изображения вождя всех народов. Кто-то донес, делу придали политический характер, девочки полтора месяца просидели в тюрьме, пока шло следствие. К счастью, это было самое начало «большого террора» и девчонок все-таки выпустили, правда, на заметку взяли.
Свой политический урожай органы собрали после освобождения Крыма, когда лагеря пополнились женщинами, замеченными в лояльности к оккупантам. За сожительство с немцами статьи не было, вот и подтягивали политическое обвинение. Например, Нина К., 28 лет, проживающая в Симферополе по ул. Пушкинской, 16, домохозяйка, получила 3 года лагерей за то «что... была направлена немцами в Германию, вернулась в 1942 году в Крым при сомнительных обстоятельствах, стала восхвалять фашистский строй, клеветать на советскую действительность». Александра Т., 24 года, жительница г. Саки, «признана виновной в хранении антисоветских листовок и фашистской газеты «Голос Крыма», лишена свободы на срок 1 год 9 месяцев. В одном из дел Дмитрий Омельчук встретил донос на молодую жительницу Ялты: автор с негодованием писал, что та сожительствовала не только с немецкими офицерами, но даже с румынскими солдатами — дескать, большего нравственного падения представить невозможно.

Правду расскажут документы

В начале этой недели представители Службы безопасности Украины передали председателю меджлиса крымскотатарского народа копии 63 рассекреченных дел политзаключенных — крымских татар. В 1928 году по обвинению в буржуазном национализме были репрессированы члены организации «Милли Фирка». Само объединение до этого советская власть не преследовала и цели его — возвращение из турецкой эмиграции соотечественников, наделение бедняков землей, широкую просветительскую работу — не считала ни «буржуазными», ни «националистическими». Тем более что Крым являлся национальной автономией. Сколько споров уже в наше время было вокруг этих дел, сколько обвинений и оправданий, основанных на отдельных документах, упоминаниях современников. Теперь для изучения доступны первоисточники, и наконец-то можно будет посмотреть на кусочек этой истории объективно.
Удар по «Милли Фирка» фактически оказался ударом по крымскотатарской интеллигенции — этот круг и так в то время был достаточно узким, а среди членов организации были педагоги, ученые, писатели. Приговоры были разные — от расстрельных до «десятки» в лагерях. Один из арестованных членов «Милли Фирка», писатель Сабри Айвазов, уже в тюрьме НКВД… заканчивал свою последнюю книгу. Эта рукопись, как и его дело, сохранилась в архивах. И мог ли думать он, предполагая, что ему вынесут расстрельный приговор, что эта книга все-таки будет издана — уже в 2009 году да еще и по инициативе организации, которая занимается соблюдением безопасности государства? В числе переданных материалов есть дело и Номана Челеби Джихана — первого крымского муфтия.
Меджлис пообещал, что после изучения этих материалов они станут доступными для общественности.

фото: НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА. Дела репрессированных членов «Милли Фирка»

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

Человечество стремительно глупеет

[1K] Среда обитания :: Человечество стремительно глупеет Многие эксперты с тревогой пишут о том, что несмотря на огромные ассигнования, современная наука практически топчется на месте. Относительно того, почему это происходит, существует несколько версий, одна из которых объясняет все снижением общего...

Литва вновь под властью комиссара

[1K] Международная жизнь :: Литва вновь под властью комиссара В истории часто бывало так, что рейтинг доверия к политику, выигравшему выборы с незначительным перевесом, вскоре резко возрастал. Но нередко случалось, что надежды избирателей, обеспечивших убедительную победу одному из кандидатов, не...

Авторынок достиг дна, а скидки — максимума

[1K] Инфраструктура :: Авторынок достиг дна, а скидки — максимума Украинский авторынок поставил новый антирекорд: по сравнению с аналогичным периодом прошлого года спад в апреле 2009-го составил 79%, и автодилеры сумели продать только 12,8 тыс. машин. Падение продаж по итогам года в Украине прогнозируют более...

Сказка о Рыбаке и хрустальной рыбке «Евровидения»

[1K] Телемир :: Сказка о Рыбаке и хрустальной рыбке «Евровидения» Московское «Евровидение» прославилось многочисленными скандалами. Говорят, что проститутки подсыпали в спиртные напитки гостей конкурса клофелин, а затем в темноте тусовок обворовывали их. Вообще, песенный конкурс «Евровидение», прошедший в этом...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Лимон, чеснок и мед — средство от стенокардии
  • От вредителей и болезней: медный купорос или замазка
  • Букина изменилась до неузнаваемости
  • Брэд и Анджелина разводятся?
  • Волшебный чай из лепестков акации и цветков шиповника
  • В этом году 18 мая станет рекордным по числу гостей из-за рубежа
  • Тема номера: Крымчан вытесняют с рынка сезонной работы
  • Садовый табак хорош не только для курильщиков
  • Регионалы создают на полуострове антикризисный штаб
  • Когда Штирлица раскрасили, он понял, что это полный провал
  • Масла на каждый день
  • Сроки смен в детских лагерях отдыха хотят сократить
  • Украинцев надо спасать от… самих себя
  • Хозяин «пьяных углов»
  • Фантомас — чудовище, которое невозможно не любить
  •  
    Яндекс.Метрика