274
“Первая крымская”
 
N 274, 15 МАЯ/21 МАЯ 2009    
 
На полуострове началась экспедиция «Ак-Монай-2009»
/НАТАЛЬЯ ДРЕМОВА/
     Пятый год у плотины Фронтовского водохранилища, что в Ленинском районе, хоронят солдат. Красивое выбрали место — оттуда открывается вид на бьющиеся о бетонную кромку волны, покрытые молодой травой холмы, выложенную камнем надпись на склоне «Слава героям». Накануне Дня Победы проводили в последний путь останки еще пятнадцати солдат — торжественно, с музыкой, речами, молитвами и цветами.
     Это нужно не столько им, сколько нам — чтобы не черствела душа, не оскудевала память. Чтобы любой, наткнувшись на останки тех, кто воевал здесь в Великую Отечественную, видел в них не пожелтевшие сломанные кости, а то, что осталось от людей, которые думали, страдали, радовались, хотели жить.
     Всего семь табличек из 230 над этими могилами — с фамилиями, еще на двух обозначено: «неизвестный капитан, погиб в 1942 г.», «неизвестный мл. сержант бронетанковых войск, погиб в 1942 г.». Среди пятнадцати, захороненных последними, ни одного, чье имя удалось бы узнать. «Осенью прошлого года на местах боев, ближе к Керчи, где в 1943 — 1944 годах высаживались десанты, проводили разведочные работы, — пояснил директор Ленинского краеведческого музея Николай Рак. — Это как раз места, где действовала Отдельная Приморская армия. К сожалению, на это место мы прибыли после мародеров и нашли останки в ужасном состоянии. Конечно, не было уже ни смертных медальонов, ни орденов и медалей. А награды, думаю, имелись у многих — в Крым вошли боевые части, за плечами у которых были бои, освобождения городов… По номеру ордена или медали легко установить, кому они были выданы, — достаточно послать запрос в архив. Но обобрали солдат, лишили возможности поставить на могиле табличку с именем-фамилией, сообщить родственникам. А кости просто бросили, даже не присыпав землей, их ведь не продашь». Еще лет пятнадцать назад шедшие за мародерами поисковики, работавшие в Ленинском районе, на Перекопе, под Севастополем, находили вещи, которыми брезговали люди, обиравшие мертвых, — ложки, котелки, пряжки от ремней. Теперь же мародеры выбирают все — до пуговки, до звездочки с пилотки, видимо, и на это есть спрос. А люди, которые это покупают, прекрасно знают, как именно такие вещи были добыты. К слову, сохранить их вне музеев сложно: за десятилетия ржавчина оставила от них хрупкую металлическую оболочку. Среди военных экспонатов Ленинского музея попадаются те, что будто хранят частичку памяти о своем хозяине: фляжка или ложка, на которой процарапаны инициалы, детская металлическая кружка с большим цветком на боку. Возможно, какой-то красноармеец уложил ее в свой вещмешок, чтобы вспоминать об оставленном дома сыне или дочке.
     С этого захоронения началась в этом году поисковая экспедиция «Ак-Монай-2009». Впереди работа в четырех отмеченных разведкой местах, возможно, где-то даже обнаружатся солдаты, которых смерть застигла прямо на боевых позициях. Руководитель экспедиции Василий Рыбка говорит, что накануне 22 июня — дня начала войны — у плотины Фронтовского водохранилища будет произведено новое перезахоронение советских солдат. Крым сейчас единственный регион в Украине, где энтузиазм людей, бережно относящихся к памяти тех, кто не вернулся с войны, поддержан официально. Больше нигде нет специальной программы, направленной на поиск и перезахоронение людей, сражавшихся за нашу землю. Может быть, последний солдат из тех десятков тысяч, что пропали без вести только в одном Ленинском районе Крыма, будет похоронен не через год и даже не через двадцать лет — но когда-нибудь и на его могилу положат цветы.


постоянный адрес статьи: http://1k.com.ua/274/details/2/2

2003-2007 (с) “Первая крымская” Все права защищены.
Использование материалов допускается только с письменного разрешения издателя. Ответственность за достоверность материалов, размещенных в газете, несут информационные агентства. Исключение составляют материалы, на которые имеется ссылка о предоставлении их другими информационными агентствами.
Яндекс.Метрика