Категории
 
архив
 
266 < 267 > 268



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

«Прошу маму не отдавать детей, если меня убьют»

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: «Прошу маму не отдавать детей, если меня убьют»После недавнего нападения жительница Симферополя готова к самому худшему

Арендуемая времянка на самой окраине Симферополя, где слышен шум проходящих неподалеку поездов и электричек, двое детей, пожилая мама, оставившая свой дом в селе и работу, чтобы помогать дочери, брат, помощник и единственный защитник, — это и есть те опоры, вокруг которых сейчас строится новая жизнь Александры. Она началась после семи лет брака и развода. У многих женщин семейная эпопея завершается подобным образом, причем расстаются со второй половиной как мирно, так и не в самых лучших отношениях.

Александра была бы рада забыть плохое и помнить только о хорошем, если бы теперь… не опасалась за жизнь свою и детей.

Семь лет вместе

С будущим мужем Александра познакомилась, когда поступала в аспирантуру. Симпатичный, общительный, он довольно скоро позвал замуж, девушку еще подкупило его горячее желание иметь семью, детей. Какой-нибудь социолог наверняка сказал бы, что именно у этого брака есть все составляющие, чтобы он оказался удачным: интеллигентные люди с высшим образованием, которых связывает искреннее чувство, муж старше на 6 лет, жене 24 — идеальный возраст, чтобы стать мамой… Но все получилось совсем по-другому.
«О том, что муж пьет, я узнала только после свадьбы, — признается Александра. — Он пытался скрывать это, и я не выясняла отношения, потому что была беременна и трижды лежала на сохранении, — боялась лишних волнений. Родилась дочка, ей было пять месяцев, когда муж остался без работы, — он не стал дальше учиться и работать по специальности. Как мы тогда жили… Бывало, в доме ни луковки, ни картофелины, живем на крупе, которой успели запастись». Работать стала она, хотя на одну зарплату преподавателя втроем прожить очень трудно. Муж то что-то приносил в семью, то находился в поиске работы. «Мне не раз говорили, что ведет он себя странно: то во весь голос песни распевает, то громко сам с собой разговаривает, — продолжает Александра. — Но я не обращала внимания: во-первых, у каждого могут быть необычные привычки; во-вторых, я зависела от мужа, ведь жилья у меня не было, куда бы пошла с ребенком? Об этом и думать было страшно».

Странности

Несколько лет прошли в надежде на перемены. «И однажды настал день, когда он меня впервые сильно избил, — рассказывает Александра. — Было очень больно, страшно, но тогда я просто не знала, куда и к кому со всем этим идти. А муж уговорил не обращаться в милицию, клялся, что такое никогда больше не повторится».
Прошло время. Александра ждала уже второго ребенка, а у мужа стало ярко проявляться новое увлечение: он купил пневматический пистолет, обзавелся другим оружием. Женщина вспоминает, что в доме были саперные лопатки, кромки которых были наточены до остроты лезвия, несколько боевых ножей, штык-нож. От второй половины Александра узнала, для чего в ноже кровосток, зачем на лезвии зазубрины, что такое упор. Она понимала: в семье происходит что-то не совсем нормальное, но… «Дома была обстановка гипноза, будто в болото попадаешь, и засасывает, засасывает… — описывает она свои ощущения. — Чувствуешь, что-то неправильно, а сформулировать не можешь».
Развязка наступила после одного инцидента. Тогда супруг работал в одном из симферопольских храмов, помогал с ремонтом. Прихожане тоже замечали за ним странности.
«Мои дети посещали воскресную школу в храме. Приводя детей на занятия, я сталкивалась с ним. Перед началом занятий забегал в класс, мог приветствовать свою дочь нацистским вскидыванием руки и фразой «Хайль Гитлер», позволял себе оскорбительные высказывания в адрес воскресной школы и учительницы в ее отсутствие. Прихожане храма замечаний не делали, глядя на него с сожалением и опасаясь спровоцировать конфликт», — это свидетельство одной из прихожанок, между прочим, врача-психиатра.
Еще одна прихожанка, сотрудник психиатрической больницы, повидавшая и больных людей, и хронических алкоголиков, наблюдала следующее:
«Страдал алкоголизмом в запойной форме, но свое состояние тщательно скрывал. Часто приходил в храм в нетрезвом виде. Сталкиваясь с ним в храме, я часто замечала, что он разговаривает сам с собой, что меня очень насторожило: я знаю, что такие разговоры ведут психически больные люди. В последнее время, заступая на дежурство, он, не стесняясь, бранью встречал зашедших в храм людей. Однажды с самого утра вел себя неадекватно: был очень раздражен, ругался, в обед бросил работу и ушел. Вернулся вечером, когда началась вечерняя служба, одетый в военную форму зеленого цвета с аксельбантами. Он ворвался в храм во время службы, вбегал на клирос, мешал вести службу. Несколько раз его выводили. Он громко кричал, ругался, угрожал перестрелять батюшку и всю его семью».
После этого родители мужа выбросили его коллекцию оружия. А Александра при поддержке друзей и знакомых, знавших о ее семейной жизни и готовых в любом суде подтвердить то, что наблюдали, нашла в себе силы подать на развод и уйти в арендуемую квартиру с детьми. К ней из села переехали мама и брат. Дети остались с ней, но надо было решить вопрос об их свиданиях с отцом, бабушкой и дедушкой. Вот это сделать мирно не получилось. «Я боюсь доверять ребенка человеку с нездоровой психикой, к тому же он очень плохо относится к маленькому сыну, — объясняет Александра. — Если я не права и странности мужа объясняются как-то иначе, это же легко установить: например, суд имеет право потребовать справку о его психическом состоянии. Я просила о таком запросе, но его почему-то не делают. А что до свиданий с бабушкой, то она имеет на это полное право, мы могли бы найти компромисс — я, работая всю неделю, тоже хотела бы общаться с дочерью на выходных, так что будние дни вполне можно было бы отвести для таких встреч».

Встреча в пустынном месте

В феврале этого года Александра возвращалась с дочерью домой. Идти к дому долго, вечером улицы темные и пустые. «Вдруг на меня сзади обрушились удары, причем били по голове, — вспоминает женщина. — Дочка видела только фигуру нападавшего, разглядеть в темноте она его не могла да и испугалась сильно. Говорила только, что меня дядя бил палкой. Мне кровь заливала глаза, потом оказалось, что и шапка, и дубленка просто пропитались кровью. Я думала, мне выбили глаз, потому что он перестал видеть, наполнившись кровью. Но я совершенно отчетливо слышала знакомый голос, мелькнуло знакомое лицо, я узнала походку, когда он вприпрыжку убегал к железной дороге. Я уверена, что меня били насмерть, просто не было времени завершить начатое: я кричала сколько было сил. На мое счастье, недалеко проходили двое мужчин, которые побежали ко мне, помогли собрать вещи и найти напуганную дочь. Когда мужчины вывели меня на свет, показали две темные, быстро удалявшиеся фигуры в той стороне, куда сбежал нападавший».
Но впечатления ослепленной болью и страхом женщины к делу, как говорится, не подошьешь. Медики в больнице, куда отвезли Александру, в милицию, конечно, об этом сообщили. Как выяснила «1К», по факту нападения на женщину сейчас проводится проверка.
Кто бил и зачем, Александра может только догадываться, она знает лишь одного человека, затаившего на нее злобу. Разве что в этом районе завелся маньяк, который развлечения ради избивает женщин, не посягая ни на что другое? Александра уверена, что если она права, то нападение рано или поздно повторится, и Бог знает, чем оно закончится. Потому и просила рассказать в «1К» свою историю, надеясь, что гласность остановит человека, пытающегося свести с ней счеты. Сейчас она повторяет своей матери: «Если меня убьют, никому не отдавай детей, им дадут пенсию, как-нибудь проживете».

Больное место

Писать о жертвах домашнего насилия каждый раз очень трудно. Во-первых, потому, что в каждой такой семье годами копится груз взаимных обид, непонимания, недоверия. У обеих сторон находится достаточно претензий и уверений, что домашний противник тоже не ангел с крылышками. Каждый искренен, уверяя в своей правоте, причем всегда найдутся немало людей, которые подтвердят самые положительные характеристики своего друга, знакомого, коллеги. То, что происходило в семье, — это очень личное, болезненное, и не все рассказывают человеку со стороны, каким является журналист. Во-вторых, не редкость, когда борьба за детей, с кем будут жить или как часто видеться с родными, приводит к трагедии для всех, кто старается сделать «лучше для ребенка».
В нашей стране отобрать ребенка у матери, определив местом проживания дом отца, бабушки или дедушки, практически невозможно, если не доказано, что она алкоголичка, наркоманка, не заботится о своем малыше. В последние годы появилось новое веяние: отцы, часто подталкиваемые матерями, сестрами или другими родственниками, просто… увозят детей или выгоняют мать из дома. Так случилось с одной крымчанкой, обратившейся как-то в «1К». Пока она обивала пороги разных инстанций, добиваясь права видеться с сыном, ребенок, которому каждый день повторяли, что мать его бросила и сбежала, возненавидел ее. И спустя год после всего этого он просто не мог жить с ней. Как для него аукнется то, что родные совершили из любви к нему, Бог знает. Были и другие случаи: например, мать троих детей выгнали за ворота ее дома — папе показалось, что она не так воспитывает ребятишек. Страшно, когда родные люди становятся чужими. Еще страшнее, когда считают, что бывшая половинка испортила всю жизнь.

фото: Наталья Якимова

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

За попытку шантажа трубой по голове

[1K] Криминал :: За попытку шантажа трубой по голове Все началось с того, что 22 марта недалеко от села Чайкино Симферопольского района был обнаружен труп молодой девушки с проломленной головой. Тело лежало на обочине грунтовой дороги между местными очистными сооружениями и складами химикатов. Нашел...

Новый закон уничтожит сельский туризм?

[1K] Инфраструктура :: Новый закон уничтожит сельский туризм? Крым — единственный регион Украины, который в меру своих возможностей развивает так называемый сельский зеленый туризм. Эксперты считают, что в этой сфере потенциал у полуострова просто колоссальный. А если еще подкрепить его помощью и льготами со...

В Крыму лесов станет вдвое больше. Через сто лет

[1K] Соцзащита :: В Крыму лесов станет вдвое больше. Через сто лет К 1917 году лесная шевелюра нашего полуострова уже изрядно поредела — сказалась массовая, часто неконтролируемая вырубка. Тогда леса остались всего на 221 тыс. га — ведь рубить всегда проще, чем выращивать. Сейчас же они занимают 299,3 тыс. га, а...

Впервые за последние годы в Крыму туберкулез «притормозил»

[1K] Соцзащита :: Впервые за последние годы в Крыму туберкулез «притормозил» Обычно врачи, говоря об эпидемии туберкулеза в Украине, хорошими новостями не радуют: свежие цифры всегда больше прошлогодних, и вывод можно сделать один — болезнь поражает все больше людей. Но недавно крымские фтизиатры заявили: на полуострове...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Перечень обязательных прививок в Украине может расшириться
  • Мошенник продавал места в аппарате президента Узбекистана
  • Водная диета поможет избавиться от лишних килограммов
  • Российская армия готовится к бою
  • Убийцы в нежном возрасте
  • В Украине появились бартерные Интернет-системы
  • 60-летний Валерий Леонтьев все еще управляет своим дельтапланом
  • Тайны усыпальницы крымских ханов
  • Совмин укрепили проФФесионалами
  • Для вашего цветника: флоксы с почками и хоста с хвостиком
  • Крымчане избили гаишника
  • Тема номера: - Крыму грозит остаться без воды
  • Закон о предупреждении заболевания СПИДом хотят обновить
  • «Смотришь на грудь – купи что-нибудь!»
  • Соль действует как наркотик?
  •  
    Яндекс.Метрика