Категории
 
архив
 
25 < 26 > 27



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Как начиналась эта странная война

/ЛЮДМИЛА ВЬЮНИЦКАЯ, историк/

[1K] Среда обитания :: Как начиналась эта странная войнаСамый известный эпизод в ней — героическая оборона Севастополя. Но впервые враги ступили на крымскую землю у маленькой беззащитной Евпатории. Город сдался без единого выстрела.

В октябре 1853 года начались военные действия между Россией и Турцией за влияние на Балканах и Черном море. Вялотекущие сражения шли на Балканах и Кавказе. Появление кораблей Англии и Франции на Черном море привело к объявлению Россией войны этим странам. Крымский полуостров благодаря активности флота союзников (Англии, Франции, Турции, Сардинского королевства) и пассивности российского командования постепенно превратился в арену главных боевых действий, в связи с чем Восточная война чаще всего называется Крымской. Мы попытаемся с помощью воспоминаний очевидцев и исследований крымских историков рассказать о начале этой странной крымской кампании.

По словам известного крымского историка Арсения Маркевича, оперировавшего архивными данными, крейсирование неприятельских кораблей у берегов Крыма началось с января 1854 года. В основном в районе Феодосии и Севастополя. 14 апреля (по старому стилю) в четыре часа пополудни два французских парохода появились у берегов Евпатории. По воспоминаниям крымского землевладельца Ракова, бывшего в то время столоначальником Евпаторийского городского магистрата, Евпатория представляла собой маленький замкнутый городок. В нем было до 12 тысяч жителей, подавляющую часть населения которого составляли крымские татары. И никаких укреплений, если не считать оставшихся от средневекового Гезлева. Поскольку на пароходах не было опознавательных знаков, корабельный смотритель таможни Яшников с командой отправился на баркасе опросить вновь прибывших. Но баркас взяли на абордаж, а находившихся там людей пленили. Затем захватили и сожгли русские каботажные суда с мукой и солью, стоявшие в порту. В виду Евпатории показались еще несколько кораблей. Кому-то померещилось, что на берег высаживается десант неприятеля. Посланные на разведку донские казаки подтвердили этот слух. Но, как оказалось впоследствии, за десант приняли стадо баранов. Тем не менее в городе началась паника. Жители стали покидать его.
Но это были еще не главные события, а лишь их преддверие. 17 апреля неприятельские пароходы вновь оказались у берегов Евпатории, в районе карантина. В тот же день 28 этих судов сосредоточились против колонии Кроненталь (нынешнее Кольчугино Симферопольского района) и Контуганского мыса (около Тепловки того же района). То есть примерно в том месте, где впоследствии высадились войска неприятеля. 26 апреля они появились у Сарыгольского кордона (район Феодосии), где были обстреляны русскими береговыми батареями. Одновременно, как позже вспоминал дежурный генерал Ушаков, состоявший тогда при командующем войсками на Дунае князе Горчакове, в апреле — мае 1854 года император Франции Наполеон III лично разрабатывал план высадки союзных войск в Крыму. Для уточнения его в мае 1854 года к берегам Крыма, к Севастополю, на корабле «Роланд» отправился лично начальник французской эскадры вице-адмирал Гамелен. 3 июня три парохода союзников опять у Евпатории измеряли глубину моря. И непосвященному человеку становилось ясно, что шла рекогносцировка берегов Крыма с целью определения места высадки войск. О возможности появления неприятеля в Крыму говорили и местные обыватели. По словам старожила Симферополя, сына губернского прокурора, впоследствии издателя газеты «Салгир» Николая Михно, велись речи о том, что в Стамбульском адмиралтействе кипят работы по устройству перевозных шаланд. На тайных совещаниях в Варне (Болгария) у французского главнокомандующего рассуждали о возможных местах высадки союзников между Одессой и Аккерманом на Кавказе. Но большинство военачальников склонялось к высадке именно в Крыму: у Феодосии или Евпатории. И, по мнению обывателей, Феодосия могла привлечь неприятеля прекрасной бухтой, а Евпатория — «своим беззащитным положением и близостью к Севастополю». И как свидетельствует уже упоминавшийся генерал Ушаков: «В конце июля в Петербурге начали серьезно беспокоиться за Крымский полуостров. Намерения на этот счет неприятеля не могли быть тайной…» Это беспокойство вылилось в нетвердое распоряжение Николая I Горчакову о посылке в Крым 16-й походной дивизии — к уже находящейся там 17-й. Войска медленно сосредотачивались на полуострове в районах Севастополя, Бахчисарая и Феодосии. Евпатория же оставалась беззащитной. Укрепления не строились, символической защитой служили лишь располагавшаяся в городе слабосильная команда Тарутинского пехотного полка, инвалидная команда и несколько донских казаков. Да и тем власти отдали распоряжение покинуть город в случае угрозы неприятеля. Появление чужих судов у берегов больше не пугало обывателей — их успокаивало прибытие войск и вера в скорую победу. А также приближение осенней и зимней поры штормов на Черном море.
Нужно сказать, что и неприятель был уверен в предстоящем серьезном сопротивлении противника. Побывавший в Крыму вице-адмирал Гамелен почему-то решил, что полуостров хорошо укреплен. Он ожидал от русских «отчаянной обороны и опустошения края — чтобы союзники не нашли никаких способов вести там войну».
Опасения евпаторийцев, что неспроста у их берегов так часто появляются неприятельские суда, вскоре оправдались. Обследования крымского побережья убедили союзников в необходимости высадки войск в районе Евпатории, этот город должен был стать одной из первых целей противника, опорным пунктом для дальнейшего продвижения.
1 сентября в шесть часов утра горожане получили сообщение с Тарханкутского маяка (это современный Черноморский район), что в сторону Евпатории вереницей движется несметное число неприятельских кораблей. Данные о количестве судов союзников резко расходятся — от 80 до 300. Несмотря на ранний час, весь город высыпал на улицы, спеша занять удобные места для обозрения: на балконах, крышах, церковных колокольнях, в мечетях. Много любопытных отправлялись на карантин (район нынешнего военного санатория на улице Дувановской), а также к пристани. Вот как описывает прибытие флота союзников Раков: «Часов в 12 дня громаднейший флот был у всех на глазах, подходил к рейду, а в два часа вся бухта евпаторийская и сам рейд были запружены судами… Вид с берега был более чем живописен. Мачты кораблей густым лесом стояли на море, а трубы пароходов, дым, разная окраска кораблей, снасти, поднятые кое-где паруса — все это, еще не успевшее застыть на месте, слегка в движении, производило само по себе сильное впечатление. Вряд ли когда-нибудь Евпатории приходилось видеть что-либо подобное».
Конечно, ни о каком сопротивлении не могло идти речи. Город был безоружен перед неприятелем, и все надеялись, что враги воевать с беззащитным населением не будут. Так и получилось. Вот как проходил захват города войсками коалиции. По свидетельству старожила Симферополя, впоследствии главного редактора газеты «Крым» Балабухи, спустя некоторое время после прихода в Крым эскадры от нее отделились три парохода. Под защитой фрегата «Трибун» они приблизились к берегу. Не заметив в городе никакой попытки к сопротивлению, спустили на воду шлюпки, направившиеся к пристани. Здесь, по словам Ракова, уже собралась вся городская власть во главе с комендантом Николаем Казначеевым, который надел парадную форму. Со шлюпок сошли вместе с переводчиками парламентеры трех стран — также в парадной форме. Они предъявили городским властям письменный ультиматум, составленный на ломанном русском языке, его автором называют польского эмигранта Токарского, впоследствии возглавившего гражданскую власть в городе. Парламентеры потребовали передать Евпаторию союзным войскам ввиду отсутствия в ней укреплений, необходимых для сопротивления, — во избежание возможных несчастий — и покинуть город в течение 24 часов. Городские власти согласились на требования союзников.
Евпаторию покидали воинские команды и пожелавшие этого местные жители. В городе высадились две тысячи турецких войск, по батальону англичан и французов. В главной ханской мечети (здание на современной улице Революции) состоялся благодарственный молебен. Затем неприятельская эскадра направилась для высадки основных войск, она производилась в течение нескольких дней между озерами Кизил-Яр и Сакским, напротив деревни Тузлы (современная Михайловка Сакского района). По свидетельствам современников, перед высадкой неприятель произвел несколько выстрелов по побережью, но не встретил ответного огня. Единственным действием русских войск была расстановка пикетов из донских казаков от Сак до Бахчисарая для наблюдения за неприятелем, настроением и поведением населения. Среди обывателей поползли слухи о скором занятии Симферополя, в связи с чем многие жители губернского города с холма у деревни Будке (нынешние Дубки) наблюдали за действиями союзных войск. Смельчаки с этой же целью пробирались к казачьим пикетам, интересовались поведением солдат вражеской армии у сбежавших с насиженных мест деревенских жителей. Французские войска расположились у места высадки палаточным лагерем. У англичан же палаток не оказалось — а во время высадки, по словам Ушакова, полил сильный дождь, возникла суматоха. Тут бы и ударить российским солдатам, если не предотвратить десант, то внести смятение в ряды противника. Но не было сделано ни единого движения. Беспрепятственно высадив около 62 тысяч человек, союзники двинулись вдоль моря по нынешней николаевской дороге — в сторону Севастополя.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Среда обитания:

 

Если ваш ребенок отравился…

[1K] Здоровье :: Если ваш ребенок отравился… Как отмечают медики, в последние годы участились острые лекарственные отравления у детей. Ребятню привлекают красивый внешний вид таблеток, их оригинальная упаковка, к тому же велико желание подражать взрослым. Лекарственные отравления имеют 6...

Украине грозят теракты

[1K] Политика :: Украине грозят теракты Верховная Рада Украины так и не смогла принять никакого решения по вопросу украинского миротворческого контингента в Ираке. Американская да и наша президентские администрации могут вздохнуть спокойно — четвертый по величине (после англичан,...

Убийство на Тещином мосту

[1K] Криминал :: Убийство на Тещином мосту Одесса-мама всегда славилась своими криминальными «традициями». Так было в царской России и в Советском Союзе, не стала исключением и независимая Украина. В конце 80-х — начале 90-х годов в одном из самых больших портовых городов бывшего СССР...

День, которого не стоило бояться

[1K] Политика :: День, которого не стоило бояться Если переиначить известную фразу, то 18 мая в Крыму прошло по принципу «хотели как хуже, а получилось, как всегда». Не было ни взрывов, ни отрядов УНА-УНСО, ни поездов со скинхедами-россиянами. Даже памятник Ленину остался на прежнем месте, хотя...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Массовый отстрел львовских бандитов
  • Из жизни синьора помидора
  • Первая помощь при удушье
  • Порт «Кавказ» получил паром для переправы
  • Чернокорень защищает и лечит
  • Эта рука стала еще бриллиантовее тридцать пять лет спустя
  • Севооборот: не просто сеем — чередуем
  • Когда погода «давит» на голову
  • «Беспокойные» наши уши
  • Мирновская ВЭС сдана в эксплуатацию
  • Ешьте мед правильно
  • Форосскую церковь закроют на реставрацию
  • Летом откроют еще 10 международных маршрутов
  • Универсальная настойка
  • 18 мая — день общекрымского траура
  •  
    Яндекс.Метрика