Категории
 
архив
 
233 < 234 > 235



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Выход из заколдованного круга

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: Выход из заколдованного кругаВ Симферопольском районе появился центр для женщин, вернувшихся из мест заключения

Сюда, к дачному поселку за селом Трудовым, из Симферополя бегает маршрутка, но все равно здесь людно разве что в выходные, когда приезжают владельцы «фазенд». Есть, правда, и такие, кто круглый год живет здесь, не переставая хвалить чистый воздух и красивый вид. А теперь сюда — на одну из улочек — ведет слегка укатанная дорожка. Дом как дом, «в полтора этажа». За калиткой небольшой огород, самодельная беседка, в которой так здорово сидеть в жару, и немало свободного пространства, позволяющего пофантазировать, что и где еще можно соорудить. Если нынешние обитательницы дома не успеют претворить эти планы в жизнь, возможно, это сделают те, кто поселится здесь потом.

Домик в «полтора этажа»

Другого дома у них пока нет. За плечами у женщин, которые живут здесь, — от одного до нескольких сроков в колонии. Они расплатились за то, что когда-то совершили. Вышли из тюрьмы. А что дальше?
Знаете, что такое счастье, каким оно видится из-за колючей проволоки? Надежная опора — самая обычная семья, которая не просто примет, поймет, простит, но и поможет начать все заново. Однако огромное количество людей, выходящих из колонии, такой поддержки не имеют, они родились в семьях, где «веселая жизнь» была важнее брошенных на произвол судьбы детей, где папа и мама нередко и сами пожили в изоляции за счет государства. Чтобы зацепиться за свободу, рассчитывая только на себя, нужно иметь недюжинное упорство, душевную силу, способность терпеть и надеяться. А этим богатством тоже обладают немногие.
Дом в дачном поселке — это реабилитационный центр для женщин, которые только что вышли на свободу. Не государственный — со штатом социальных работников, помогающих восстановить утерянные документы, найти работу или вернуть жилье, которое успели «прихватизировать» соседи или бойкие риэлтеры, отслеживающие недвижимость людей, отбывающих наказание, а небольшой скромный центр, организованный церковной общиной. Людям из общины уже давно стало ясно, что реальная помощь выходящим на свободу женщинам должна прежде всего включать место, где они могли бы пожить первое время. С такой инициативой, просьбой выделить хоть несколько комнат в общежитии обращались и к симферопольским городским властям, но ответ получили ожидаемый: жилья нет. Зато эти временные квадратные метры несколько лет подряд умудрялись находить в собственных квартирах добровольцы, ведущие переписку с заключенными. Не то чтобы свободную комнату — хоть раскладушку или матрас на кухне.

Алла боялась маршруток

В первые несколько месяцев на воле единицы находят работу и крышу над головой, остальные только привыкают к свободе, заново узнавая, каково ходить без конвоя и знать, что, если сам не позаботишься об обеде, его просто не будет. «Я когда вышла и добралась до Симферополя, то никак не могла к маршруткам привыкнуть, — вспоминает одна из обитательниц центра реабилитации Алла. — Ехать надо, а я боюсь поднять руку и остановить машину. Боялась всего — дорогу переходить, прохожих, все кругом было до того новым, что пугало…»
Она в первый раз села в 15 лет — и для нее, выросшей в неблагополучной семье, где было еще двое детей, казенный дом не показался слишком страшным. Потом села снова… Всю свою не такую уж и долгую жизнь она прожила… без паспорта, его так и не оформили ни за время ее жизни в колонии, ни в коротких промежутках на свободе. Весь «капитал» к 25 годам — четыре отсидки.
«Не работает система, которая должна поддерживать человека, вышедшего на свободу, — считает волонтер Елена Кобелева, которая уже несколько лет ведет переписку с обитателями украинских колоний. — В законе, конечно, записано, чем и как ему должны помочь, но на деле человеку даже не на что приехать в город, где он раньше жил, не говоря уже о более глобальных задачах».
Алла из Тернополя, где располагается «ее» колония, добиралась в Симферополь шесть суток. Ее заработков в зоне хватало ровно на то, чтобы частично покрывать содержание, иногда купить себе какую-нибудь еду в ларьке. Но на билет себе заработала, он лежал в пластиковом пакете вместе с немудреными пожитками, письмами и фотографиями. Но его… украли «девочки», с которыми Алла освободилась одновременно, одна из них и поехала по ее билету. «Но меня и так Бог довел, — вздыхает она. — Даже не знала, в какую сторону ехать, с электрички на электричку перебиралась. Ни еды, ни денег, на третьи сутки встретила женщину верующую, она мне дала хлеба, огурцов, еще и 10 гривен, подвела к кассе, выяснила, в какую сторону ехать. Вот так добралась до Одессы, потом сюда».
В Симферополе у нее были только руины дома, в котором она когда-то жила, но без крыши над головой женщина не осталась: приняли, разместили, а затем она перебралась сюда, в домик дачного поселка.

Уйти от прошлого

Дом благоустраивали его обитательницы: красили, утепляли, белили, провели свет, научились управляться с молотком и прочи-
ми инструментами. «Я с прежней жизнью покончила аж в 52 года, — признается Ирина, которая сейчас старшая в центре реабилитации. — И до этого времени думала, что ничего не умею, кроме как воровать. Оказалось, очень даже хорошо получается все, за что берусь: и штопать, и шить, и дрова колоть, и огород копать! Главное, что хочется что-то сделать своими руками. Думаете, кто-то из нас умел на том же огороде управляться, — ничего, справились, и на грядках у нас все растет».
Татьяна в центре уже четыре месяца, но пришла сюда не сразу после освобождения — вернулась к своему гражданскому мужу. «А потом надоело все, — говорит она. — Приятели каждый день, спиртное, иногда наркотики. Муж от этого избавляться не хотел, и я поняла, что он тянет меня за собой. От него ушла, мне есть где жить, но пока нужна поддержка, нужно изменить себя. Вот представьте: девятиэтажный дом, во всех подъездах есть «веселые» квартиры, во всех меня знают, зазывают — я не хочу даже видеть всех прежних друзей-товарищей». Самая большая ее радость — это то, что она снова может общаться с сыном, который живет с ее мамой, своей бабушкой. А ведь было время, когда он даже стеснялся идти рядом с ней по улице. Сейчас встречает маму совсем по-другому.

Зависимость от… тюрьмы

Зависимость от тюрьмы и осознание того, что туда обязательно рано или поздно придется вернуться, это и есть заколдованный круг, по которому ходят заключенные со стажем. Домой или в родные места (если нет своего угла) они едут, как в отпуск, как на каникулы. И даже не понимают, как бесцельно и страшно растрачивают собственные годы. В реабилитационном центре как раз и занимаются тем, что дают им возможность по-другому посмотреть на прошлое и увидеть не такое уж недосягаемое будущее.
У кого-то получается наладить оборванные связи с родными, немало женщин пытаются отыскать своих детей, от которых когда-то они или отказались, или были лишены родительских прав. Правда, часто эти поиски безуспешны: если ребенок был усыновлен, то найти его практически невозможно.
Наверное, именно сейчас стоит ответить вопрос: ну а какая прибыль от всего этого организаторам центра? Очень большая — впрочем, такая же, как и нам всем. Станет больше на несколько десятков или сотен женщин, которые отныне пойдут по другой дороге — к своему дому, может быть, к собственной семье и детям, которых будут любить. Это уже очень много. Кому не нравится аргумент о чужом счастье, пусть подумает о таком же количестве женщин, которые больше никогда не украдут чужой кошелек, не вынесут из квартиры вещи, на которые кто-то копил деньги годами, никогда не будут продавать наркотики, втягивая в «систему» совсем юных новичков. И все только потому, что им не дали вернуться в заколдованный круг, из которого так трудно выбраться самостоятельно.
Предприниматели Симферополя и района тоже могут помочь людям, которые стремятся изменить свою жизнь: в колониях они приобрели разные специальности, среди женщин много хороших швей, среди мужчин — желающих работать на стройке, на сельхозпредприятиях. Телефоны, по которым можно пообщаться с руководителями центров реабилитации, есть в редакции.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

«Всплывают» трупы 90-х: жертва задушила заказчика

[1K] Криминал :: «Всплывают» трупы 90-х: жертва задушила заказчика В ходе возобновленного расследования по делу об убийстве «сейлемовца» Сергея Оразмурадова, по кличке Сакура, застреленного в 1991 году, правоохранителям стали известны и другие кровавые истории из темного прошлого «башмаков». Одна из них —...

Спикеру пытались вручить протокол о коррупции. Пострадала охрана

[1K] Политика :: Спикеру пытались вручить протокол о коррупции. Пострадала охрана В отношениях руководства автономии с МВД очередной виток напряженности. В минувшую пятницу офицеры управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью попытались вручить крымскому спикеру так называемый протокол о коррупции. Попытка...

Акцизные марки на алкоголь и табак изменят внешний вид

[1K] Инфраструктура :: Акцизные марки на алкоголь и табак изменят внешний вид С 1 августа бутылки с одним из любимых национальных напитков — горилкой — будут оклеивать акцизными марками нового образца. Помимо усовершенствованного дизайна, они получили усиленную степень защиты, что, по задумке Государственной налоговой...

Час пива: крымчане «употребляют» все больше

[1K] Соцзащита :: Час пива: крымчане «употребляют» все больше Час пива в магазинах наступает ближе к вечеру — это время самых больших продаж слабоалкогольных напитков. Компании подростков и молодых людей совершают ритуал, свято веря рекламе, убеждающей, что нет в жизни большего счастья, чем выпить пивка с...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Платьице к свадебке
  • В Крыму не хватает кемпингов и мотелей
  • «Куриный бизнес» делили с помощью оружия
  • Чувство к «горячему крымскому парню» обернулось для девушки тремя месяцами комы
  • Смутное время маленьких войн
  • Села полуострова до сих пор носят имя палача царской семьи
  • Глазированные фрукты Алексея Абрикосова
  • Сурб-Хач — Святой Крест
  • Кабмин повысил минимальную пенсию
  • За сезонную работу в курортных регионах стали платить на 30 — 40% больше
  • Кусты крыжовника болеют? Нужны новые посадки
  • С ним мы танцевали «В ту степь» и переживали за Малиновку
  • Красное вино замедляет старение
  • Москва решила взять Запад на испуг?
  • Фонд Ахметова поставил «неуд» крымскому руководству по всем статьям
  •  
    Яндекс.Метрика