Категории
 
архив
 
231 < 232 > 233



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

Жизнь привязала к полуострову песни и романсы

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] TERRA INCOGNITA :: Жизнь привязала к полуострову песни и романсыУ каждой песни своя судьба: одна переживает столетия, другая, обретя в одночасье немыслимую популярность, забывается следующим поколением. Третья уходит в народ: слова и музыку знают все, а спроси об авторе — задумаются. Вряд ли кто-то сосчитает, сколько песен и романсов было написано людьми, которых сама жизнь однажды крепко-накрепко привязала к Крыму.

Утро туманное

В Севастополе немало мест, о которых можно сказать, что там чувствуется время. Одно из них — Братское кладбище, где похоронены защитники города, убитые и умершие от ран в Крымскую кампанию. «С благоговением переходит русский человек от одной могилы к другой, подолгу останавливается перед ними, любуется красивыми их памятниками и с глубоким вниманием перечитывает помещенную на них историю героев» — так начинается брошюрка «Севастопольское братское кладбище», выпущенная в 1902 году. Большинство памятников сохранились и в наше время, перед одним из них — крестом на постаменте — развернутый нотный лист с несколькими музыкальными фразами. Те, кто на короткой ноге с нотами, сразу же вспомнят мелодию — это романс «Утро туманное, утро седое». Стихи Ивана Тургенева, музыку же написал человек, останки которого покоятся здесь. Надпись на памятнике сообщает: «Эраст Агеевич Абаза, майор Житомирского полка. Смертельно ранен в ночь с 9 на 10 мая 1855 года».
Иван Тургенев был близко знаком с петербургским семейством Абаза: тремя братьями, гусарами лейб-гвардии полка, из которых Эраст был младшим. Музыка «Утра туманного», по воспоминаниям современников, родилась в Царском Селе, когда Эраст Абаза встретил рассвет вместе с товарищами-гусарами: смотрел в окно и задумчиво напевал, слова вроде бы сами нанизывались на музыку.
Может быть, «Утро туманное» не раз пели и на бастионах Севастополя, где только один Житомирский пехотный полк, куда из гусарского перевелся Эраст Абаза (он хотел попасть на фронт), потерял за четыре месяца больше 2 тысяч человек. Абаза не дожил до своего утра 10 мая 1855 года. Его, как и других, переправили на телеге с зажженной свечой в руках на Братское кладбище. А романс живет до сих пор.

«Сокол» написан в Ялте

На старом кургане,
в широкой степи,
Прикованный сокол
сидит на цепи.
Сидит он уж тысячу лет,
Все нет ему воли, все нет!
Эти стихи Иван Никитин написал в позапрошлом веке, и они превратились в романс благодаря талантливому композитору Василию Калинникову. Крымчане смело могут считать его своим, потому что последние годы жизни он провел в Ялте. «Старый курган» очень любила петь прогрессивная молодежь в конце XIX и начале ХХ века, они усматривали в романсе свой смысл — призыв к освобождению орла, то бишь угнетенного народа. В 20-е годы, после революции, творение Калинникова тоже часто исполняли — оно, как считалось, очень соответствовало духу времени.
В Ялту Калинников переехал не от хорошей жизни — его силы подтачивал туберкулез. «Шестой год борюсь с чахоткой, но она меня побеждает и медленно, но верно берет верх. А всему виною проклятые деньги! И болеть-то мне приключилось от тех невозможных условий, в которых приходилось жить и учиться», — писал композитор одному из друзей. Ялта смогла только чуть оттянуть натиск чахотки. За несколько месяцев до смерти коллеги-композиторы во главе с Рахманиновым собрали для Василия Калинникова деньги и, щадя его гордость, объявили, что это гонорар за его изданные произведения. В 1901 году композитора не стало.
Болезнь легких привела в Крым в 1904 году и композитора Владимира Поля — это он написал музыку к романсам на слова Алексея Толстого «На нивы желтые», Федора Тютчева «Последняя любовь». Их до сих пор исполняют и профессионалы, и любители.

Врач и поэт

А Степан Руданский? Пусть его знаменитая песня «Повій, вітре, на в країну, де покинув я дівчину…» была написана еще до переезда на полуостров, но он все равно наш, крымский.
В сентябре 1861 года по ялтинским улицам, обрамленным пальмами, олеандрами и магнолиями, шел молодой человек — Степан Руданский, привыкая к городу, где ему отныне предстояло жить. Он добился назначения на должность городского врача, потому что бывшему вольнослушателю Петербургской медико-хирургической академии, получившему все-таки диплом доктора медицины, не по карману были лечебные вояжи на Южный берег Крыма. А он нуждался в перемене климата.
Солнце, море и воздух в Ялте были бесплатными, а тех денег, что Руданский получал на своей скромной должности, еле-еле хватало на жизнь. Даже когда он стал мировым судьей в Ялте и еще нашел приработок, став служебным врачом крымских имений князя Воронцова, весь доход за год не переваливал за 500 рублей. Это чуть больше 40 рублей каждые тридцать дней — ничтожно мало для славившейся своей дороговизной Ялты: отдыхающие комнату со столом снимали за 60 — 120 рублей в месяц.
«Я уже могу каждый день свой обед иметь. И только то, что обед, а ужина на эти деньги иметь еще не могу», — писал Степан Руданский брату. Он, недоедая, как-то ухитрялся без жалоб, даже с юмором живописать дни, когда приходилось питаться сухой таранью, хлебом и молоком.
Впрочем, хорошо знавшим Руданского ялтинцам было отлично известно, куда даже в самые лучшие времена «утекали» его ужины: из своих скудных средств он ухитрялся помогать своим больным, самым несчастным и обездоленным. А еще продолжал литературную деятельность (в Ялте он переводил «Илиаду», выучив для этого греческий язык), делал записи об археологических находках на полуострове и собирал материал по истории Крымской войны.
Степан Руданский совсем чуть-чуть не дожил до 40 лет. Он выполнял свой долг врача во время крымской эпидемии холеры летом 1872 года, работал в очагах инфекции — и заразился. Холера оставила его — измученного, ослабевшего, но живого, а вот старый враг, туберкулез, не пощадил.

В парке Чаир

В довоенной кинохронике о крымских курортах можно увидеть смуглых улыбающихся обитателей многочисленных санаториев: мужчин в рубашках-«апаш» и свободных брюках, женщин в простеньких светлых платьях и белых парусиновых туфлях, которые полагалось чистить зубным порошком… Загорелые дочерна, они позируют на утопающих в зелени скамейках, на морском берегу, кружатся под музыку оркестра на летней площадке. Самой популярной танцевальной мелодией перед войной был фокстрот «В парке Чаир распускаются розы». Вряд ли можно представить другую настолько любимую тогда и настолько крымскую музыку:
В парке Чаир распускаются розы,
В парке Чаир сотни тысяч
кустов.
Снятся твои золотистые
косы,
Снится мне смех твой,
весна и любовь.
Дача «Чаир» принадлежала великому князю Николаю Николаевичу Романову, а знаменитые розы развел в прилегающем к ней парке мастер-садовник Новичков. До войны парк был доступен для публики и на отдыхавшего здесь поэта Павла Арского произвел такое впечатление, что тут же был запечатлен в стихах.
Удивительно, но все богатое творчество этого советского поэта практически забыто сегодня — писал-то он в основном пламенные стихи о революции, за которые власть награждала премиями, давала дачи, отправляла на отдых. А незамысловатый, но берущий за душу, такой светлый и трогательный «Парк Чаир» помнят до сих пор…
Музыку написал композитор Константин Листов — автор песен «Тачанка», «Землянка», «Севастопольский вальс».
Сколько прошло времени — уже давно от знаменитого парка мало что осталось, а песня будто сохранила и запах роз, и саму крымскую весну, и отблеск золотистых девичьих кос — таких, как носили наши мамы и бабушки.

Фото: «В парке Чаир» — самая популярная мелодия танцплощадок, на которых кружили в танце наши бабушки и дедушки

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике TERRA INCOGNITA:

 

Европейский суд ускорил спасение больного СПИДом крымчанина

[1K] Соцзащита :: Европейский суд ускорил спасение больного СПИДом крымчанина В Европейский суд жители полуострова обращались много раз, нередко с жалобами на содержание в неволе и болезни, которые стали прогрессировать в этих условиях. Например, не так давно было вынесено решение относительно севастопольца, который именно...

Внимание: поиск!

[1K] Криминал :: Внимание: поиск! Правоохранительные органы просят граждан помочь найти пропавшего человека.
Пропал 58-летний житель Симферополя Сергей Федорович Солопчук. Солопчук С. Ф. занимался частным извозом. 30
июня утром он, как обычно, выехал в район...

Все начинается с дороги. И бывает, заканчивается на ней

[1K] Инфраструктура :: Все начинается с дороги. И бывает, заканчивается на ней Начало нынешнего курортного сезона омрачили сразу несколько ДТП с участием гостей полуострова, о чем сообщали все без исключения СМИ. Сказать, что автобусные аварии стали событиями из ряда вон выходящими — значит, слукавить.
Аналогичных,...

Сезон тазов и ковшей завершился. Надолго ли пришла горячая вода?

[1K] Инфраструктура :: Сезон тазов и ковшей завершился. Надолго ли пришла горячая вода? На днях руководство автономии порадовало население полуострова известием о возвращении в нашу жизнь горячей воды. Предприятие «Крымтеплокоммунэнерго» получило лимиты газа, и в регионах спешно распломбировали опечатанные больше месяца назад...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Не так страшна молочница, как ее неправильное лечение
  • Чудодейственный фарфор Матвея Кузнецова
  • Андрей Мягков перебрался из Ленинграда в Москву и стал артистом
  • Сатанистов, глумящихся над могилами, выдала мобилка
  • Смородина снимает воспаление и снижает уровень холестерина
  • Монголия столкнула лбами Москву и Вашингтон
  • Дети божков: отпрыски политиков вечно попадают в скандалы
  • Красивый ландшафт, или Летний уход за декоративным садом
  • Техосмотр со скидкой: кому и на каких условиях
  • 18-летний педофил и его 21 жертва
  • Обучение в вузах подорожает
  • Мобильный роуминг — роскошь не для всех
  • Где в Украине жить хорошо: отмечены шесть городов автономии
  • На дорогах полуострова Госавтоинспекция насчитала 32 особо опасных участка
  • «Севастополь — Крым — Россия» проходит по уголовным делам
  •  
    Яндекс.Метрика