Категории
 
архив
 
151 < 152 > 153



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

В Крыму еще никогда не усыновляли брошенного ребенка с вирусом иммунодефицита

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] Жизнь :: В Крыму еще никогда не усыновляли брошенного ребенка с вирусом иммунодефицитаМальчик Федя в свое время «прогремел» на весь Крым и даже Украину. По телевидению показывали, как он делал первые шаги, опираясь на руку нянечки, перебирал игрушки, улыбался и плакал; газетные статьи подробно описывали, как мальчик взрослеет, учится говорить. Федя был первым ребенком в Крыму, у которого подтвердили наличие вируса иммунодефицита. А еще точнее, первым брошенным малышом с таким диагнозом. Может быть, шум вокруг этого ребенка хоть чуть-чуть, но пошел ему на пользу: во всяком случае, сейчас у мальчика есть опекун, который о нем заботится. Остальным детям не досталось и этого — больше в Крыму никогда не усыновляли, не брали под опеку или в приемные семьи малышей с ВИЧ.

Наши выбирают здоровых

«А вот этого мальчика у нас завтра забирают…» — воспитательница прикасается к коротко стриженной макушке, ее обладатель выворачиывается из-под руки и бежит к остальным детям. Сам он еще не осознает, насколько с завтрашнего дня изменится жизнь, в эту минуту он и так вполне доволен миром, день течет по понятным и давно усановленным правилам: игры, прогулки, затрак-обед-ужин. А завтра для одного из воспитанников дома ребенка станет днем рождения его собственной семьи.
Главный врач Республиканского дома ребенка «Елочка» Александр Хрипун говорит, что сейчас усыновляют практически всех детей — лишь бы они были относительно здоровы. Самых «беспроблемных» забирают крымчане и украинцы, остальных иностранцы. По приемным родителям можно составить карту мира: США, Италия, Испания, Израиль, Великобритания, Франция, Аргентина, Канада, Швейцария. Конечно, заграничные мамы-папы тоже стремятся выбрать малыша поздоровее, хотя, случается, берут и инвалидов, и умственно отсталых, и тяжело больных.
Несколько дней назад главный врач получил очередной привет из далекой заграницы: приехала семья из США, привезла стопку фотографий. Эти люди пять лет назад забрали двоих детей: мальчика с дисплазией тазобедренных суставов и умственно отсталую девочку. Тогда четырехлетняя малышка даже не умела разговаривать. Годы любви, заботы, интенсивных занятий с педагогами еще не полностью сгладили разницу между этой девочкой и сверстниками, но результат все равно поразительный. Если бы не американцы, девочка пошла бы «по этапу»: детдом для умственно отсталых, такой же интернат, потом или взрослое заведение для «хроников», или просто улица.
Люди, давно работающие с сиротами, объясняют разницу в менталитете между нашими и заграничными усыновителями. Наши граждане берут ребенка, чтобы стать счастливой семьей: маленький человечек скрепит отношения между мужем и женой, решит проблему бесплодия да просто, в конце концов, вырастет надеждой и опорой. А иностранцы, пожалев самого ребенка, хотят сделать его счастливым. Поэтому нередко и берут малышей-инвалидов: без рук, без глаз, без ушей… И как приятно потом узнать из письма приемных родителей — например, американцев, усыновивших мальчика без ноги, что его прооперировали, он бегает, плавает. Нередко иностранцы, присмотрев одного ребенка, собирают по всем крымским интернатам и увозят вместе с ним его братьев-сестер, чтобы не разлучать родных.

Другие

Только тяжелейшее уродство, безнадежный психиатрический или неврологический диагноз способны отпугнуть потенциальных усыновителей. И оказывается, вирус иммунодефицита. Малыши с ВИЧ ничем не отличаются от сверстников, развитие у них точно такое же, что и у остальных ребятишек, выросших без семьи. Но дорога их предопределена заранее: после 6 лет они отправятся в интернат для детей с недостаточным умственным развитием. Почему именно туда — вопрос к крымским чиновникам, раз и навсегда «прописавшим» детей с ВИЧ именно в этом интернате. Возможно, выбор и без того был невелик и решающим аргументом стало то, что заведение находится в крымской столице — все-таки здесь медицинская помощь более доступна, чем в любом другом месте Крыма.
Согласно политкорректной западной теории, дети с ВИЧ не должны быть изолированы от сверстников, поэтому никаких специальных детдомов и даже отделений! Пусть живут, как все, в спальнях на двадцать человек. То, что при этом они будут много и часто болеть, во внимание как-то не принимается. О том, что интернат не место для детей с ВИЧ, можно говорить бесконечно, ну а что делать, если не берут этих малышей ни в семьи, ни даже в семейные детские дома?
«Я считаю, нужно снова и снова объяснять, что эта болезнь — не смертный приговор, — говорит Александр Хрипун. — Детям проводят специальную терапию, которую оплачивает и всегда будет оплачивать государство. ВИЧ — это просто болезнь, которая всегда будет с ребенком, с которой он вырастет, станет взрослым и, Бог даст, еще своих, здоровых, детей заведет. Усыновляют же малышей с диабетом, с почечной недостаточностью — так чем же они так сильно отличаются от наших?»
Бывает, что добрые порывы многих людей останавливают мысли о том, что просто нет финансовой возможности растить такого ребенка. Об этом тоже нужно честно говорить: на каждого малыша с ВИЧ оформляется пособие в тысячу гривен. Кроме этого, родителям, или опекунам, или воспитателям семейного детского дома идет педагогический стаж с соответствующим окладом, а также льготы на оплату коммунальных услуг.
Сейчас в «Елочке» пятеро детей 4 — 5 лет с подтвержденным диагнозом ВИЧ, приближающихся к «критическому» возрасту, после которого последует перевод в интернат. Еще двое совсем маленькие. Может быть, найдутся крымчане, которые уже думали о том, чтобы взять ребенка, и пожалеют именно этих малышей?

Ошибка ценою в жизнь

Наверное, правду говорят, что жизнь женщины, бросившей своего ребенка, не складывается удачно. Алкоголички и наркоманки, наверное, неспособны это даже осознать. А вот обычные мамы, оставившие малыша по молодости и глупости, по настоянию родных, из-за болезни новорожденного, рано или поздно понимают, что наделали. Появление другого, желанного и здорового ребенка часто только усиливает чувство вины — обнимая одного малыша, женщина невольно думает о том, кого обездолила. И тогда они пытаются искать, обращаются в дома ребенка, где некогда оставили свою кровиночку, но никаких сведений о ребенке дать им там не имеют права. Александр Хрипун вспомнил случай, когда женщина умоляла сообщить, где ее дочь, брошенная после рождения, и так получилось, что главный врач имел возможность следить за ее судьбой. Девочку удочерили, она выросла, вышла замуж, сама родила. «Ей хорошо!» — вот и все, что он смог сказать. Никаких фамилий и адресов.
Для мам с вирусом иммунодефицита возможная болезнь ребенка вроде бы тоже веский повод, чтобы оставить его на попечение государству. Но не все, оказывается, так просто. В Крыму уже год действует проект «Мама+», который финансирует агентство США по международному развитию: беременных женщин с ВИЧ, которые могут оставить своего малыша, пытаются отговорить от этого шага. Неимущим помогают вещами, не имеющим крыши над головой — хотя бы временным жильем, с растерявшимися и не имеющими поддержки родных работают психологи и юристы. «Наш результат говорит сам за себя, — рассказывает руководитель проекта Эсма Аджиева. — 42 ВИЧ-позитивные женщины, с которыми мы работали, от детей не отказались. Более того, нам удалось вернуть двух малышей из дома ребенка в семьи: одного забрала мама, другого бабушка. Это решение женщинам далось очень трудно, и времени понадобилось немало, но все-таки оно было единственно правильным и для них, и для детей».

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Жизнь:

 

В автономии закрыли еще четырнадцать вузов

[1K] Соцзащита :: В автономии закрыли еще  четырнадцать вузов О том, что Крым лидирует в Украине по количеству вузов (студентов учат в более чем 140 учебных заведениях), «1К» писала не раз. Качеством этого обучения уже давно озабочены крымские специалисты: из многих вузов выходят недоученные, «недоделанные»...

Севастополь пополнил свою казну с помощью земельного аукциона

[1K] Инфраструктура :: Севастополь пополнил свою казну с помощью земельного аукциона В Севастополе прошел третий за последние два года земельный аукцион. На продаже земли город заработал 5,6 млн. грн. Но это только начало цивилизованной «битвы за землю». Следующие торги можно ожидать в конце декабря — январе.

...

Алупкинский дерибан: горсовет наложил лапу на 18 гектаров

[1K] Политика :: Алупкинский дерибан: горсовет наложил лапу на 18 гектаров Только за один день алупкинские депутаты рассмотрели более 100 земельных вопросов. Они отдали в частные руки даже дорогу, которая ведет к Воронцовскому дворцу

Алупкинский горсовет установил крымский рекорд по дерибану, за один день...

Автономия останется без газа, если не научится платить

[1K] Инфраструктура :: Автономия останется без газа, если не научится платить За месяц с начала отопительного сезона теплоэнергетика страны задолжала за природный газ 300 млн. грн., а общая сумма газового долга перевалила миллиардный рубеж. Глава НАК «Нефтегаз Украины» Владимир Шелудченко говорит, что подобного «рекорда» не...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Гланды: удалять или очищать?
  • Секс-рабыни для сыновей
  • Облепиха исцеляет и укрепляет иммунитет
  • На аренду жилья уходит вся зарплата
  • Паны дерутся, а хлопцы играют в футбол. Как могут
  • Квартирный вопрос может испортить жизнь
  • Кредит под 0% вовсе не беспроцентный
  • В сейсмоопасных регионах вводятся новые строительные нормы
  • Певец Великой степи
  • Носите обручальные кольца
  • Бонсай: чудесное превращение лесного деревца-карлика
  • Новый «любий друзь» Ющенко
  • Симферопольского злого гения разоблачила «любимая» теща
  • Акунин завершает эпопею Фандорина в ХIХ веке
  • Ялта хочет стать горнолыжным курортом и снести ветхое жилье
  •  
    Яндекс.Метрика