Категории
 
архив
 
104 < 105 > 106



Объявление

Поиск
 
Расширенный поиск
 
 

«Мастером и Маргаритой» зрителей всерьез и надолго приковали к экранам

/СЕРГЕЙ ПАЛЬЧИКОВСКИЙ/

[1K] Телемир :: «Мастером и Маргаритой» зрителей всерьез и надолго приковали к экранамЭто, конечно, пока только первое впечатление — пишу после просмотра первых трех серий из десяти. Но удержаться невозможно — слишком долго ждали сериал «Мастер и Маргарита», чтобы молча терпеть, пока он закончится.
Конечно, экранизация, затеянная и осуществленная Владимиром Бортко, куда солиднее польской, достаточно беспомощной, или нахальных антреприз, выхватывающих из булгаковского романа отдельные страницы и рассказывающих их со сцены как попало, скороговоркой, лишь бы «капусту» побыстрее срубить.
Бортко — солидный режиссер, он знал, в какое серьезное плавание отправляется, и масштаб повествования попытался сохранить, и актерскую команду собрал сплошь из известных имен. Правда, несколько очевидных «но» нельзя не отметить. И Олег Басилашвили, и Кирилл Лавров староваты для Воланда и Пилата, от этого ощущения трудно избавиться. Хотя играют оба очень грамотно (еще бы, такие актеры). Но Басилашвили все же сильно напоминает пенсионера, пришедшего на севастопольский Приморский бульвар посидеть на хорошо знакомой лавочке. Конечно, Жан Рено, или Гари Олдмен, или Олег Янковский были бы убедительнее в роли мессира. Ведь Воланд — существо без возраста, а когда возраст так явно виден… Проскальзывает он и у Пилата, все-таки Кириллу Юрьевичу уже за 80, и здесь хотелось бы большей мощи. Иногда Лавров, конечно, вспоминает, что он — худрук БДТ им. Г.Товстоногова, но годы есть годы.
Вот Александр Адабашьян в роли писателя Берлиоза — совершенно булгаковский персонаж. Адабашьян относится к редкому типажу актеров, блестяще умеющих играть небольшие роли. Бэримор («Собака Баскервилей»), инженер Тимофеев («Пять вечеров») — едва ли не шедевры. Вот и Михаил Александрович Берлиоз — из этого ряда, в каждом нюансе, в каждом проявлении. Если у исполнителя роли молодого поэта Ивана Бездомного В. Галкина только одна краска — молодецкое пролетарское недоумение, то у Адабашьяна — целая гамма таких красок, которые он смешивает изобретательно, ничего не играя при этом. Как он слушает Воланда на Патриарших прудах — становится и страшно, и смешно одновременно. Берлиоз — Адабашьян в целом куда более художественно убедителен, чем его хитро сконструированная отрезанная трамваем голова.
Если бы Ивана Бездомного играл Евгений Миронов, как предполагалось, персонаж получился бы куда более сложный, чем Иван в исполнении В. Галкина. Это был бы прорастающий в пролетарском истукане князь Мышкин, а не опомнившийся ненадолго Иван-дурак, который останется дураком, даже если мир окончательно сойдет с ума.
На доминирующем черно-белом фоне сериала цветной Иешуа Га-Ноцри вызывает разве что снисходительную улыбку. Сколь ни гримируй Сергея Безрукова, сколь ни рисуй на его лице и теле многочисленные страдания, какие парики ни надевай, но если нет в актере внутреннего света, его искусственно не создашь на компьютере, как кота Бегемота. Вообще, все сцены с участием Пилата и Иешуа, снятые в цвете, выглядят как-то примитивно, чересчур сказочно и приторно.
Александр Абдулов заметил в интервью, что Коровьев может стать ролью всей его жизни. Не станет, были у актера роли и получше. Здесь Абдулов пользуется старым багажом — если убрать пенсне и жокейку, получится та же «Формула любви». Да и развернуться артисту негде — разве что в следующих сериях, и то вряд ли. Типаж точен, но откровений не сулит, как и в случае с А. Филиппенко (Азазелло), А. Панкратовым-Черным (Степа Лиходеев), И. Олейниковым (Римский) и другими.
В. Гафт убедителен в роли Каифы и, кстати, малоузнаваем (если бы не голос). А вот когда актеру предлагают изобразить некоего энкавэдэшника с грузинским акцентом, сразу становится скучно — намек на Берию, приехавшего лично опечатывать квартиру несчастного Берлиоза, превращает страницы булгаковского романа в банальную политическую агитку.
Об актерах приходится говорить много, потому что сказать что-либо определенное о режиссуре — нелегко. Конечно, нельзя не отметить уважение к роману, бережливость и подробность, с которой В. Бортко ведет свой рассказ. Это не просто экранизация, это просветительская миссия, здесь нет грубых ляпов, вольных сумасбродных трактовок, Виктюк здесь не потоптался. Другое дело, что эта почтительность не всегда помогает, а иногда явно мешает. Ведь переводя великий роман на язык кино, то есть в совершенно другой вид искусства, режиссер должен создать не менее убедительное, но другое произведение. Иногда абсолютно другое, но не менее сильное. Тут или пан, или пропал. Никита Михалков и Джаник Файзиев отошли соответственно от Чехова и Акунина — и получились выразительные «Неоконченная пьеса для механического пианино» и «Турецкий гамбит». А вот «Статский советник» у Янковского-младшего обидно не получился, хотя там вроде бы все по Акунину и актерский состав звездный.
Что лучше — дерзость по отношению к первоисточнику или послушание? Конечно, решает талант, но у кино все равно другие законы. Когда слишком затянуты сцена в ресторане «Грибоедов» или бесконечные разговоры у Пилата — это не идет на пользу сериалу, так же, как и слишком навязчивая демонстрация долгого издевательства воландовской свиты над Босым, Варенухой, Римским и т.д. И вообще, послушание Бортко не слишком помогает ему быть равновеликим булгаковскому роману (а возможно ли это в принципе?).
К тому же режиссеру, кажется, не хватает юмора. Как бы мы ни проливали слезы над трогательной историей Мастера и Маргариты, Булгаков — сатирик, и тут требуется, скорее, не Бортко с его солидностью, а возможно, Марк Захаров в лучшие свои годы с редким сочетанием юмора, драматизма и фантасмагории.
Кстати, Бортко тоже сыграл в сериале по Булгакову — изобразил солидного почтальона, доставляющего инфернальную телеграмму, посланную попавшим под трамвай Берлиозом своему киевскому дяде Поплавскому. Телезрители, конечно, удивляются, увидев, что носить одиозную фамилию Поплавский может не только поющий народный депутат и почетный ректор, но и маленький еврей с грустными глазами Романа Карцева.
Удивляются телезрители и тому, что так долго не появляется на экране Мастер. Уже и сеанс черной магии в варьете идет, а Мастера все нет. Но чу — в самом конце третьей серии герой А. Галибина все-таки появляется в окне палаты Иванушки Бездомного и загадочно говорит: «Тсс!». Если и дальше так пойдет, скоро увидим Маргариту.

комментариев:0   распечатать статью 

Еще в рубрике Телемир:

 

Параллельный мир в режиме симферопольской зоны

[1K] Криминал :: Параллельный мир в режиме симферопольской зоны Как гласит народная поговорка, без воды и тюрьмы жить нельзя. В человеческом обществе есть нарушители законов, а значит, и должны быть места для их изоляции. Так что тюрьма — непременный атрибут любого социума.
Создание пенитенциарных...

На праздники останемся без тепла?

[1K] Инфраструктура :: На праздники останемся без тепла? Народная примета: как только температура воздуха на улице опускается ниже нуля, крымский топливно-энергетический комплекс начинает лихорадить. Не стал исключением и нынешний декабрь. На сей раз страсти разгорелись вокруг дочернего предприятия НАК...

 

Читательский ТОП прошлого номера:

  • Лечите горло? Начинайте с диеты
  • Николае Чаушеску: коммунистический император
  • Централизованное отопление можно заменить индивидуальным
  • Весенние цветы в зимнее время
  • Установив теплосчетчик, жильцы стали замерзать
  • Грядки под зелень прямо в доме
  • Информационный психоз — «болезнь телевизора»
  • Удар экстрасенсорикой по бандитизму
  • Клюква против кариеса
  • Пять лет женщину не выпускает из дома агарофобия
  • Признание комиссара милиции шоумену Малахову
  • Хлеб подорожал и будет дорожать
  • Выгонка: у каждого растения свои капризы
  • Шокирующие роды удивили врачей
  • Поможем убить себя за один день
  •  
    Яндекс.Метрика